Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
21:10 

"До следующего лета"(Summer Fest)

Там ничего не осталось кроме того, что там есть
Название: До следующего лета.
Автор: просто винни.
Бета: есть, но я так ничего и не исправил ТТ____ТТ
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn!
Тип: гет
Персонажи/Пейринги: Люче, Козато Энма, Юни, Тсуна, Реборн. Люче/Реборн(намёком), Энма/Юни
Жанр: философия вроде...
Размер: мини
Состояние: закончен
Размещение: с разрешения автора
Предупреждения: итак, заявка была с персонажами, ос которых я очень мало знаю. Пришлось на ходу импровизировать(а вы были бы в шоке от заявки Энма/Люче? между прочим, косвенно, пейринг есть, ды). А во-вторых, тема была "Приход лета", у меня же - полный косяк.
Дисклаймер: все права арендовала на пару дней у Амано Акиры
От автора: жду критики, толковой и искренней. На самом деле старался, долго не мог понять, что же и как мне написать. Делать АУ не хотелось, баловаться ООСом - тоже. Но и обычных комментариев тоже жду, если они вообще будут =="

Лето приходит незаметно. Вот ещё недавно цвела весна, и вдруг – всё в яркой зелени. Ласково улыбается солнце с небосвода, шелестит шалун-ветер, сводят с ума сладкие ароматы цветов, усеявших бесконечный луг. Где-то далеко, за горизонтом, кончается голубое-голубое небо, и на нём ни единого облачка.
Маленькая Люче сидит на коленях у ручейка, сжимая в руках огромный букет полевых цветов – подарок маме. Она дышит полной грудью, от наслаждения закрывая глаза. Зимой воздух слишком морозен, осенью – наполнен влажными слезами дождей, весной – не продохнуть сквозь рассеянную пыльцу, а вот сейчас… До боли, до сладких судорог, набираешь в лёгкие живительный кислород и, как от газировки, ведь ребёнок не знает вкуса вина, сходишь с ума от сладких шипучек, разрядами тока пробегающих по телу.
- Люче! – зовёт мама, выходя из-за деревьев. И девочка поднимается, улыбается, бежит на встречу, в широко распахнутые родные объятия. И между ними – этот огромный букет, который еле-еле помещается в руках у малышки, который со смехом принимает женщина, и они вместе улыбаются, благодарные времени за это лето.

Маленький Энма сидит на качелях, лениво перебирая ногами по песку. Жара нещадно раскалила всё вокруг, расплавила воздух и теперь взялась за новую жертву. Ведь Сузуки будет потом ругаться, что он не прикрыл голову панамкой. «Потом» - это после солнечного удара. А пока мальчик подставляет свою непутёвую макушку коварным лучам.
Это лето началось ещё в мае, распустив листья, зашумев грозами, подняв в воздух пыль и смешав её с пыльцой. Козато не мог сказать, что любит это время года. Как и о последующих трёх. Однако ему нравилось ровное тепло, просто так раздаваемой солнцем. Ему нравилось, что если он спотыкнётся на улице, никто над ними не посмеётся, ведь в такую жару искажается пространство и случайные прохожие сами вынуждены знакомиться с серыми пыльными улицами. И он с восторгом наблюдал за порхающими бабочками, яркими пятнами скользившие в траве.
- Энма! Где ты бродишь, Энма! – слышится крик воспитателя. Мальчик вздыхает и продолжает раскачиваться. Ему не нравится в детском саду. Шевелятся кусты на краю площадки, из них выходит Сузуки и Козато вздыхает повторно. Теперь яркий солнечный день будет определённо испорчен.

Люче любит своё кресло-качалку. Давний подарок от одного из членов Семьи. Но плед, принесённый Реборном, ей нравится, определенно, больше. Летние ночи теплы, они пульсируют от разогретого за день воздуха, шуршат невиданными животными, на проверку оказавшимися мелкой зверушкой или же птицами, дышат сладкими цветами и греют душу романтикой.
- Ты снова сидишь здесь, - возникает из ниоткуда самый лучший киллер. Женщина улыбается.
- Я слушаю звуки ночи, они прекрасны.
- В душе, ты романтик.
- Как грубо! – смеётся она.
- Тебе стоит думать о своём будущем, Люче.
- Никто не знает, что нас ждёт завтра. И через два дня, и через месяц, год, сотню-другую.
- Ты же можешь предсказывать будущее. Предскажи его себе.
- Летние ночи – просто любуйся ими. Ты знаешь ответ: как лекарь не может вылечить себя, я не могу увидеть, что со мной произойдёт. Но мне не нужно дара провиденья для этого. Я умру, и моё место займёт моя дочь. А за ней – моя внучка. И так бесконечно я буду возрождаться в новом поколение. Я останусь с вами, Реборн. Я буду раз за разом уходить и возвращаться, как эти ночи. Они теплы и прекрасны, очаровательны своей простотой и душевностью. И тебе не изменить их, как не изменить нашу судьбу.
- Ты всё уже решила, значит…
- Я не решала. Я с этим живу. У меня ещё будет несколько лет жизни, я хочу встретить следующее лето с тобой.
- Неужели ты не знаешь, это не возможно?
- Я знаю, Ребон, знаю. Но лето опрометчиво даёт нам ещё одну надежду на простое счастье…

Дети всегда мечтают, подростки – планируют осуществление своих мечтаний, взрослые – трезво смотрят на жизни и ставят перед собой цели. Энма не ребёнок, и не подросток. Он взрослый мужчина, который мечтает. Он мечтает о благополучие Семьи, о появление чудесной девушки, о частых встречах с друзьями. И он ставит перед собой цель и идёт к ней. И эта цель – продолжать мечтать и осуществлять мечты.
Козато смотрит на заходящее солнце, пожаром уплывающее за горизонт. Он слышит тихие разговоры внизу, под балконом. Но не вникает в них. Он чувствует ветер, наполненный шумом города и моря.
- Вот пришло лето, - шепчет он в пустоту. За его спиной стоит Юни, сегодняшняя гостья, их договор о союзе Семей лежит на столе.
- Мама говорила, что летом умерла бабушка, - улыбнулась девочка, выходя к мужчине. Он поднял на неё глаза. Только этот ребёнок может так спокойно говорить о смерти. Только самые близкие знают, какими мокрыми бывают рукава её одежды.
- Ты не любишь это время года? – спрашивает Энма. Смотрит как всегда, вроде безразлично, но в глазах – больше чем просто интерес.
- Люблю.
- Даже не смотря на…
- В нашей семье все любят лето, какие бы события не произошли.
- И все Боссы умирают в тихие летние вечера? – вклинивается мужской голос. К ним из глубины комнаты выходит Тсуна. Ему принадлежит третья подпись на Договоре.
- У всего бывают исключения, - Юни смотрит вдаль.
- Время приходит, уходит… Когда мимо нас, когда ведя нас за собой, - спокойно улыбается Десятый Вонгола.
- И ты хотел бы умереть летом? – спрашивает его Энма. И они все смотрят на небо, на свой символ. Как иронично будет, если после жизни, они попадут именно туда. Но мафии это не грозит.
- Смерть не стоит загадывать, не стоит её желать. Она придёт, с весной, осенью, зимой… И с летом. Она возьмёт своё, как бы не хотели мы удержать это в своих руках. Нерушимо, - Савада смотрит на двух других Боссов и видит в них отражение себя. А они в нём – своё. Небо одно. И они это знают.

Люче любуется обычным июньским днём. Она не думает о делах Семьи, о дочери, играющей в глубине комнаты, о любимом мужчине, что уже давно исчез из её жизни. Последние дни – они самые лучшие. Босс уже написала для всех небольшие письма, составила даже завещание, и теперь отдыхает до своей смерти.
Сейчас лето позднее, оно ещё не пришло, хоть и шелестит на деревьях зелень, хоть и сверкает солнце на небе. Нет тепла, нету ласковых ночей. И это ещё держит её в этом мире. Она уже решила: придёт лето и она умрёт. А оно не торопиться отпускать Люче. Отголоски природы дарят воспоминания, иногда смешные, иногда грустные. Оно перебирает их, чувствуя себя мудрецом, увидевшим всё, что бы умереть со спокойной душой. Ей есть, куда уйти. Ей есть, что оставить.
- Босс, - приходит к ней подчинённый, держа на руках маленькую Арию. И Люче улыбается, горько и скупо роняя слёзы. Ни разу не взять своего ребёнка на руки – это горе. Перед смертью оно особенно ощутимо. Женщина встряхивает головой, спрыгивает с кресла на пол и смотрит на зашедших членов Семьи. Она – малыш с огромными синими глазами. Они – абсолютно разные, объединенные сильной женщиной, которая умирает у них на глазах.
- Мы позаботимся об Арии-сама, - кивает один из них, с благовонием глядя на годовалую девочку, увлечённо ползающую по своей «няньке». И все вздыхают, а Люче улыбается.
За окном наконец началось лето.

Ирония жизни, судьбы. Каждый из Небес ей подвластен. Она увлекает за собой живых, и даёт второй шанс мёртвым. Она показывает жестокость и скрывает доброту. Она смеётся над сильными, и не жалеет слабых. По её вине, не раз плакали над могилами.
Из них первой ушла Юни. Они изменили время, перепланировали реальность, но сберечь её жизнь от случайной пули – не смогли. Энма крепко сжимает плечи дочери. Савада горько смотрит на них. Похожа на мать: те же глаза, лицо, волосы, рисунок на щеке. И те же мокрые рукава одежды своей Семьи.
Лето пришло, отпустив Юни. Она со смехом говорила, что повторяет историю своей бабушки. Только её – обязательно будет счастливой. И Энма верил, и улыбался вместе с ней. А теперь он думал, что наверно, его жена и была той самой Люче. А значит, это ещё не конец.
Небосвод золотился закатом, шелестела листва, шумели родники, вблизи церкви. Они стояли втроём, три Неба: два настоящих и одно – будущее. Они повторяют тысячу других историй, они повторяют чью-то судьбу. Как Юни. Они поворачиваются и уходят с кладбища, не оглядываясь, не возвращая воспоминаний.
До следующего лета.

@темы: Uni, Tsunayoshi Sawada, Reborn, Luce, Fanfiction, Enma Kozato

Комментарии
2010-06-01 в 22:15 

Rica-no
Uccello nel Cielo
ТдТ
это так трогательно!

2010-06-02 в 10:19 

Там ничего не осталось кроме того, что там есть
Rica-no
о, спасибо, не знал, что так получится.

2011-01-16 в 12:13 

Извинете,а можно выложить этот фанфик в соо по реборну?
Если надо,дам ссылку.

URL
2011-01-16 в 12:50 

Там ничего не осталось кроме того, что там есть
Гость
э, давайте

2011-01-16 в 17:08 

URL
2011-01-16 в 17:38 

Там ничего не осталось кроме того, что там есть
Гость
простите, меня нет на беоне.
можете просто выложить его с указанием автора и первоисточника

2011-01-16 в 17:52 

Спасибо)

URL
   

Reborn! Het Comm

главная