15:03 

Первый вклад, что ли... -___-

Название: "Год забвения, год открытий"
Автор: gekkoo
Жанр: повседневность, драма
Персонажи/Пейринг: Гокудера/Хару - френдшип, Тсуна/Кёко - фоном, Рёхей/Хана - фоном.
Размер: большой, потому кидаю кусками моря.
Бета: отсутствует
Состояние: онгоинг
Предупреждение: события 3YL, почти АУ, автор с воздуха взял относительное расположение Токио и Намимори, есть мат.
Дисклеймер: основные персонажи принадлежат мангаке, моих совсем чуть-чуть - для фона.
Размещение: с моего разрешения
От автора: извините за большой текст.

Вступление. "Прощай"
- Ээ, Киоко-чан, - замялся Тсуна. Он, словно заговоренный, десятый раз пытался предложить Сасагаве встречаться. Сначала он сам пасовал, боялся, что ему откажут, потому на первых порах после вышеуказанной фразы резко уклонялся от задуманной темы диалога. Да, он, победивший Бьякурана, босс сильнейшей семьи в мире мафии, паниковал перед простой, но в то же время очаровательной улыбкой Киоко. А стоило ему, наконец, собрать всю волю в кулак, как то ее вдруг неожиданно прерывал звонок брата, то Тсуну вызывал Реборн, то один из них катастрофически куда-то опаздывал, словом, весь мир был против. Свою десятую попытку Тсуна объявил всем Хранителям и Реборну, чтобы его хотя бы десять минут оставили в покое. В свою очередь, остальные обладатели колец Вонголы под предводительством Рехея ответили тем, что окружили парк, в котором Савада должен был признаться в любви. Перестарались, да, но об этом Тсуне только предстоит узнать.
- М? - улыбнулась Киоко. Дыши, Савада! Сейчас или никогда!
- Я люблю тебя, Киоко-чян. Давай встречаться.
Рубикон перейден, и теперь все, что осталось Десятому, это смотреть в глаза покрасневшей Сасагавы, сглотнуть и ждать ответа. Он дрогнул, когда она резко дернулась навстречу к нему и обняла.
- Я согласна.
Это, конечно же, не то "я согласна", которое он хотел бы услышать на их свадьбе, но зато это был значительный шаг на пути к своей цели! Дальше все пошло по задуманному им плану: прогулка, кино, кафе.

Савада так же и не знал, что эту защиту парка хотели пробить. В то же время, у ворот:
- Хахи! Почему мне нельзя пройти? - удивленно спросила Хару. К восемнадцати годам у нее выросли длинные волосы шоколадного цвета - пожалуй, единственное отличие от той школьницы, которой она была, когда впервые встретила Вонголу.
Ямамото, который стоял у нее на пути и никак не давал сделать шаг дальше, в ответ защищался глупыми шутками. Когда он понял, что теперь Миура стала только серьезней, то решил увести разговор в сторону: завалил вопросами о том, в какой университет она хочет поступить, почему, зачем и пр.
- Ямамото-сан, спрошу еще раз. Почему мне нельзя пройти? Там кто-то дерется?
Лгать он хотел, а говорить правду - не мог, потому что, как и остальные хранители, был сыт по горло ее мыслями вслух о ее будущей жизни, как жены босса мафии. Ее было жалко, но отступать он просто не имел права. Его мысли прервал прибежавший к нему бодрый хранитель урагана:
- Бейсбольный придурок! Он сделал это!
- Кто сделал что? - вмешалась Хару, понимая, что она одно осталась в неведении.
- А, это ты, - заметил ее Хаято, - можешь попрощаться с ролью жены босса Вонголы, глупая женщина, - почти самодовольно улыбнулся он, - потому что теперь Десятый будет встречаться с девушкой своей мечты!
- Ха..хахи? - Хару удивленно переводила взгляд с одного хранителя на другого. - К...кто это?
К сожалению Хаято, он не успел торжествующе произнести имя вслух, потому что ответ на свой вопрос Хару получила визуально. Своими глазами. Прямо за спиной Ямамото показалась пара, неспешно удаляющаяся от этой компании, которую, очевидно, Савада и Сасагава просто не заметили, увлеченные какой-то милой болтовней.

На следующий день Хару не появилась в школе. На вопросы учителей, знает ли кто, что с ней случилось, ее друзья отвечали отрицательно. Пропускать школу было очень рискованно, потому что приближались вступительные экзамены, от одного упоминания о которых, даже у прошедших через этот кошмар студентов, среди которых был и Рехей, пробегали мурашки по коже. Киоко на перерыве решила позвонить подруге на сотовый, но ответом ей были только размеренные гудки. Она, конечно, подозревала, что вчерашнее событие и сегодняшний прогул Киоко - не простые совпадения, но все же решила проверить свои опасения. Гудки сменялись гудками, голос-автомат уже четвертый раз просил перезвонить абоненту позже, но Сасагава упорно продолжала нажимать кнопку "Вызов" и подносить трубку к уху каждый раз.
- А, Киоко-чан! - неожиданно взяла трубку Хару, когда Сасагава уже собиралась сбросить. Голос был бодрым, как всегда, но почему-то слегка хрипел.
- Хару! Все в порядке?
- Я чуть-чуть простыла, но завтра буду на ногах! Извини, что заставила беспокоиться, Киоко-чан.
Сасагаве показалось, что последнюю фразу Хару произнесла с какой-то необычной для нее интонацией. Зловещей? Нет, что ты, Киоко? Разве та Хару, которую ты знаешь, способная на такое? Этот божий одуванчик и мухи не обидит.
- Я тебе занесу сегодняшние записи по математике после уроков, - ответила она.
- Не стоит, Киоко-чан! Неужели ты думаешь, что мой отец, профессор математических наук в университете, не сможет объяснить глупой Хару школьную задачку? Нет, лучше проведи это время с пользой!
Едва скрываемая дрожь в голосе Миуры на последних словах выдала ее состояние, и, когда Киоко решила проверить свои догадки, та неожиданно затараторила про то, что ей срочно нужно выпить лекарство, чтобы одолеть простуду, потому она, якобы, вынуждена положить трубку.

Но следующий день настал, а Миура-сан так и не удостоила школу своим появлением, не стоит уж и упоминать о том, что она вчера не пришла на ежедневное "учебное" собрание Вонголы в доме Тсуны. Впервые. А к вечеру - уже дважды. В доме Савады настало неудобное молчание, когда все, собравшись, слушали объяснение решения какой-то задачи в исполнении Гокудеры, но вдруг к ним ворвался Ламбо, уже второклассник младшей школы, с вопросом: "А где Хару? Хару-сан обещала мне помочь с уроками!".
- Ээ, Ламбо, - взял на себя ответственность заговорить первым Тсуна, - Хару-сан сегодня не сможет прийти.
- Тогда помогай ты, - протянул мальчик тетрадку с карандашом. Тсуна хотел принять ее, но Гокудера выхватил бумагу из рук ребенка.
- Тупая корова! Не смей отвлекать Десятого своими глупыми детскими задачками! У него экзамен через три недели!
Мальчишка расплакался и ушел утирать слезы к Нане. Касательно поведения Хару, всем было неловко (кроме, разумеется, Гокудеры, который каждое ее упоминание о том, что она - главная претендентка на роль жены босса мафии, опускал, принижал и пр.). Киоко не прекращала попыток дозвониться до подруги вновь, но то ли гудки стали упорнее, то ли терпения становилось все меньше, в конце концов, Сасагава решила написать ей текстовое сообщение, в котором говорилось, что, если Хару не приходит в школу из-за того, что ее лучшая подруга встречается с парнем, за которого та хотела выйти замуж, то она готова порвать с ним всякие отношения ради сохранения дружбы. Прочитав это Хару, как ошпаренная, сама позвонила Киоко и затараторила, начав убеждать ее, что она за них, напротив, только рада, желает им счастья, удачи и, сглотнув, перед тем, как бросить трубку, еле слышно добавила: "Просто... Мне нужно для себя многое решить".

В школу вскоре Миура вернулась, так же всем лучисто и глупо улыбалась, как и раньше, но гиперактивный режим канул в Лету, видимо, безвозвратно. Кстати, ровно, как и дни, когда она обедала вместе со всеми, или когда она проводила вечера у Савады, соревнуясь с Гокудерой, кто первым объяснит задачу. Конечно же, были попытки вернуть прежнюю Хару, но это неуклонно заканчивалось тем, что она придумывала какой-нибудь нелепый повод срочно уйти. А дальше у выпускников время летело, как бешеное, и бомба обратного отсчета под названием "Вступительные экзамены" оставляла все меньше времени для умственной и моральной подготовки. К счастью, любой кошмар заканчивается, так же закончился и этот. Самые высокие результаты школы показал Хаято Гокудера, вслед за ним шла с недавних пор редко выходящая наружу Хару Миура, далее Кёко Сасагава, обогнавшая Цуну на несколько баллов. Что касается Ямамото, то он сдавал все экзамены досрочно, чтобы принять участие в чемпионате по бейсболу взрослой возрастной категории. Мало того, что он вышел победителем, увидев его результаты по спорту, университет в Намимори с распростертыми объятиями принял парня, уверяя, что им как раз нужны спортсмены, потому он не должен особо беспокоиться из-за баллов. Вообще, то же самое в прошлом году сказали Рехею, у которого была точно такая же ситуация. Хару, которая раньше клялась, что будет с Тсуной везде и всегда, улыбаясь, сообщила друзьям, что уедет в Токио учиться на математика. Биянки, ставшая случайной свидетельницей этого объявления, пресекла любые попытки хранителей и Кёко уговорить Миуру остаться в Намимори, зная, чего девушке стоило стоять рядом с ними, улыбаться и при этом говорить такие болезненные вещи.

С Хаято, как ни парадоксально, тоже возникли небольшие проблемы: так как Тсуна не смог поступить в университет в Токио, хранитель урагана тоже не стал туда рваться. Но Десятый не был бы собой, если бы оставил все, как есть.
- Иди, Гокудера-кун, - уговаривал он друга, - ты не должен оставаться здесь, если ты можешь идти дальше.
- Но Джудайме, - сопротивлялся он, - я не оставлю вас!
- Гокудера Хаято, - серьезно произнес Тсуна, - Вонголе нужны лучшие. Что я за босс, если из-за меня ты не сможешь учиться в Токио?
- Н.. не говорите так, Десятый, - склонил он голову. - Я прошу прощения! Я поступлю в Токио ради Вас, ради Вонголы!
"Эээ, ты бы ради себя больше старался", - вздохнул в мыслях Тсуна.
- Но, - замялся подрывник Вонголы, - как я тогда смогу стать вашей правой рукой?
- Гокудера-кун, все эти четыре года ты выкладывался по полной, лез из кожи вон, чтобы защитить меня, Семью, стать мне опорой и просто быть лучшим другом... Я тебе благодарен.
Хаято поднял глаза. Его босс улыбался так тепло, как мог только Десятый Вонгола.
- Взбодрись, - похлопал его по плечу Тсуна, - в конце концов, Токио на скоростном поезде в двух часах от Намимори!
И правда. Два часа - это ведь не так много, чтобы увидеться с боссом, да?

Часть 1. "Осенняя Депрессия"
- С е н т я б р ь -

Суматошное лето прошло, и все тихо-мирно устаканилось. Так или иначе, а все начали присматриваться к новому окружению. Говорят, что иногда просто нужно сменить обстановку, чтобы посмотреть на ту или иную позицию по-другому. Так произошло и с Хару Миурой, решившей начать новую жизнь в новом месте. Первым, что она сделала, было состригание волос. Под каре. Вообще, идея отращивать волосы пришла ей в голову после того, как Тсуна каким-то новогодним вечером показывал девчонкам фотографии своего детства, восхищенно рассказывая о своей матери. "Красивая женщина", - подумала Хару. Возможно, эта мысль и стала отправной точкой ее твердого решения, но теперь для нее все это было не более, чем памятью. Глупой памятью. К шагу №2 она подходила медленно и основательно: смена гардероба требовала сил и фантазии. Сначала, находясь в постбезумном состоянии, она хотела одеться во все розовое, но вовремя одумалась, решив, что будет выглядеть, как клубничное мороженое на палочке. Потом ей в голову однокурсницы вбили потрясающую мысль: одевайся так, как нравится тебе. Странно, что она раньше не дошла до этого сама, но, если вспомнить, ради чего, а точнее, кого, Хару проводила свое время в Намимори, то все становилось на свои места.

Она быстро нашла косплей-клуб, где многие были так же без ума от костюмов, как и она сама, потому ей, казалось, ничего больше нужно не было. "Как рыбка в море", - улыбалась себе девушка. Правда, рана была слишком свежа, и Хару, во избежание мыслей о лично драме, коротала время за чтением сёдзе-манги, за просмотром романтических комедий и драм и, разумеется, за учебой. Своеобразный курс реабилитации хорошо помогал девушке забыться и перестать вспоминать о Тсуне и Кёко, но когда сопливые сюжеты начинали напоминать ей о событиях в Намимори, она все закрывала, выключала свет, задирала занавески, и тихо начинала плакать.

В принципе, ее больше ничего не толкало вглубь памяти. Но сентябрь шел, и внезапные девичьи визги, заполнившие коридор, через который она хотела пройти, вернули ее в жестокую реальность.
- Го...гокудера-кун! С днем рождения! - протянула блестящую подарочную коробочку какая-то миловидная девушка.
- Оставь его себе, - пробубнил подрывник, стараясь не замечать, что она готова расплакаться на месте из-за его ответа.
Это напомнило Хару один из дней рождения Тсуны, но последний-то всегда забирал подарок и обходился без грубостей, поэтому сердце защитницы справедливости, детей и милых зверюшек не выдержало, и она, находясь в пяти шагах от этой картины, строго прикрикнула:
- Гокудера Хаято! Неужели Реборн-сан не учил тебя, как надо обходиться с девушками?
Визги стихли, десятки пар накрашенных глаз посмотрели на боевую Хару.
- А, это ты, глупая женщина. Надо же, постриглась, - обратил он внимание. - Что, совсем плохо стало, когда поняла, что она тебя напоминает? У тебя не-бы-ло шан-са, - тщательно выговорил он каждый слог.
Да, Хару научилась терпеть многое. Да, она каждый раз напоминала себе, что впредь будет умнее. Но когда сыплют соль на кровоточащую рану, ей становилось все равно на вышеперечисленное. Миура большими шагами промаршировала к нему, выхватила подарок из рук дрожащей девчушки, и со всей дури ударила им по лицу хранителя. Но последний не был бы собой, если бы позволил простой девчонке дать себя ранить: он одной рукой вовремя выхватил коробочку, а другой остановил руку девушки.
- Ты проиграла ей задолго до знакомства с Десятым, - озвучил мысли девушки Хаято. Та высвободила свою руку, и, еле сдерживая слезы отправилась в туалет, провожаемая взглядами и охами свидетелей этого эпизода. На расспросы подруг, откуда она знает Гокудеру, ставшего популярным не только среди девчонок, но и среди парней, Хару кратко отвечала, что учился в одной с ней школе. Потом на нее ливнем посыпались вопросы из серии, что он любит есть, какой у него любимый цвет и, в конечном счете, какие девушки ему нравятся. У Миуры чесался язык сказать что-то вроде: "А знаете, вообще-то он гей" или "У него трагичная любовная история с парнишкой, который остался в другом городе", но на все вышеперечисленное она отвечала сухо и кратко: "Нет", "Не знаю", "Понятия не имею", "Да отстаньте уже от меня!".

- О к т я б р ь -

Больше она его, слава небесам, не видела и, как надеялась, не увидит. Календарь летел, дни были веселыми и беззаботными, пока в один день ей не пришло напоминание в телефоне: "Завтра день рождение у Тсуны-сана! Оденься красиво и приготовь чего-нибудь!". На самом деле, календарное напоминание было лишним: она прекрасно помнила дату, когда сходила с ума и совершала набеги на все магазины Намимори в поисках лучшего подарка. Она выключила телефон и продолжила путь в аудиторию, но, видимо, высшие силы решили, что текста в сотовом было мало, чтобы задеть ее, поэтому посчитали необходимым послать ей Хаято.
- Он будет ждать тебя, - остановил ее голос за спиной.
- Передай ему наилучшие пожелания, - не оборачиваясь произнесла она, - но я не смогу прийти.
- Почему?
- Да какое тебе дело? - развернулась она. - И вообще, если тебе делать больше нечего в Токио, то беги к своему босу и проведи с ним хоть всю неделю!
- Глупая женщина! - сошел он на крик под стать ей. - Ты заставляешь волноваться Десятого! Ты понятия не имеешь, какую честь он тебе делает, приглашая на свой день рождения!
- Так его никто и не просил! - глуша слезы, прокричала она. - Так ему и передай!
Настала пауза, в течение которой Хаято пытался придумать, как выполнить задание Десятого, а Хару собирала все силы, чтобы нарушить тишину:
- И вообще, - уже тише добавила она, - ты-то должен понимать, что я никогда не была в Семье. Я сама только недавно дошла до этой мысли, - усмехнулась она, - и...
- Мне все равно на твое мнение, - прервал ее Гокудера. - Главное, что Босс так не считает. Решай сама, - вздохнул он, - в шесть вечера я сяду на скоростной. Твое дело - присоединиться или нет.

На часах было 17:50. Она сидела на скамейке станции, колеблясь в мыслях. Перед ней стоял подрывник Вонголы, докуривший сигарету.
- Ну? Пойдешь?
- Не знаю, - промямлила она, все глубже погружаясь в мысли.
- Решай быстрее, глупая женщина. Я уже готов понести наказание, если провалю задание Десятого, и ты не придешь на праздник.
- Ха, - усмехнулась она, упираясь взглядом вниз, - будто Тсуна-сан тебя накажет! Скорее поблагодарит за попытки и забудет об этом.
- Эй! Не говори так о Десятом! Ты должна быть благодарна...
- Все, хватит! - встав с места, перебила его Хару. - Тебя невозможно слушать! Знаешь, если бы здесь был Такеши-кун вместо тебя, то он бы гораздо быстрее уговорил меня пойти на праздник! А из-за твоих "будь благодарна", "тебе делают честь", - криво изобразила она его, - желания идти становится все меньше с каждой секундой!
- Ну и прекрасно! Больно хотелось тебя видеть!
- Ну вот и хорошо! - хмыкнула она. - Считай, что ты про-ва-лил задание!
Хару знала, что последняя фраза сильно заденет Гокудеру, и она, конечно, по пути домой начала сожалеть, что сказала такие слова, но потом, вспомнив, как он беспощадно отзывался о ее попытках понравиться Тсуне, впервые в жизни решила позлорадствовать.

- Она даже ничего не передала? - удивился Тсуна.
Гокудера, виновато сидевший на одном колене перед боссом, ответил:
- Она... Она передала вам наилучшие пожелания, Десятый! Прошу меня простить! Я провалил...
- Не надо, встань, Гокудера-кун, - вздохнул Тсунаеши. - Ты хотя бы попытался. Ты же попытался? - переспросил он.
- Эээ...
- Так да или нет? Слушай, я знаю, вы часто спорили, ругались, помню даже, дрались, но она мне тоже важна. Мне вы все важны!
- Десятый, - тихо ответил подрывник, встав во весь рост, - она больше не считает себя частью Вонголы.

Октябрь выдался дождливым и холодным. Всегда ли в Токио осень проходила так удручающе, Миура не знала, но для себя она находила занятия. Вступив в косплей-клуб, она на пару с еще какой-то девчонкой, в кратчайшие сроки выполняла заказы на самые разные костюмы. На вопросы, почему она не пошла в дизайнерское агентство, она отмахивалась, утверждая, что на этом жизнь не построишь, а серьезное занятие, как преподавание математики, нужно всегда. Одно призовое место на конкурсах сменялось на другое, призы были разные - от забавной игрушки до определенной суммы денег. Но все это было ничем по сравнению с тем, что она ждала соло-фестиваля, на котором каждый должен был исключительно самостоятельно за заданный отрезок времени изготовить костюм на определенную тематику перед жюри. Отборы проходили несколько дней, но на всех она выступала, как одна из лучших, чему сложно удивиться. На финале было трое участников, тема (в честь конца октября) была "Хеллоуин", потому конкурсантки заранее затоварились бинтами, красной краской, тыковками, имитацией костяшек и прочее. Два часа напряженной работы, слежки, косяков в вычислениях и, в итоге, представления своего костюма. Первая участница представила костюм мумии с маской, Хару, вторая, представила костюм феи. Нет, не такой чудесной феи с цветочком вместо шляпы, а хитрой, зловредной особы с когтями в десяток сантиметров, кельтскими рунами и прочими атрибутами. На вопрос жюри, почему она выбрала не банального призрака, не очередного франкенштейна, а почти сказочное существо, она ответила, ссылаясь на легенды, что именно феи были центровой осью этого праздника. Третья девушка, Наоми, создала костюм зомби. Именно создала. Если бы не было маски, то жюри, возможно, дослушали бы ее мотивацию о том, почти так много открытых и кровоточащих ран, почему такой сильный акцент на прогнивших выпирающих органах, но когда Наоми нацепила черно-зеленое лицо, паре женщин стало плохо, и они покинули зал на пять минут, стараясь стереть из памяти увиденное.
- Итак, - начал разглашать результаты представитель жюри, - все работы были, пожалуй, достойны международной выставки, потому мы желаем всем участникам успехов и дальнейшего развития своего таланта. Наша оценка - не приговор, запомните, и постарайтесь принять результат достойно.Третье место - Сецуна Югакура.
Первая конкурсантка приняла приз, поблагодарила жюри и, счастливая, покинула зал.
- Нам было сложно определить, кому из этих прекрасных дам отдать первое место. У обеих из вас были аккуратнейшие и сложнейшие работы, но мы, все-таки решили исходить из понятия "искусство"...
Далее были пафосные слова о том, что автор должен отображать не только свой внутренний мир, но и уметь передавать его другим, об эстетике, и, в конце концов, о том, что второе место с глубочайшим почтением к труду отдают Наоми Шигуре, а первое - Хару Миуре. Последняя, радостная, забрала приз и отправилась со своим клубом отмечать.

Тсунаеши Савада не испытывал особых чувств к Хеллоуину. Реборн, напротив, его очень любил, потому компания Вонголы часто собиралась у кого-нибудь дома, одевалась в то, что заготовит Хару, и, после страшилок и пугающих шуток друг над другом, напивалась и засыпала. Нет, девушки с Тсуной обычно вели себя чинно и достойно, смеялись над нетрезвыми проделками остальных Хранителей и тихо-мирно уходили в мир снов. На этот раз праздник прошел точно так же, но без костюмов и Миуры.
- Мда, без косплея это мероприятие на себя не похоже, - вздохнул Такеши.
- Ага, - кивнул Савада. - Как там Хару, Гокудера-кун?
- М? Глупая женщина? Я ее давно не видел, - пожал плечами Хаято. - Я только знаю, что она заседает в каких-то клубах и тряпки шьет...
- Интересно, - вмешалась в разговор только что вошедшая в комнату Кёко, - для кого она на этот раз делает костюмы?

- Н о я б р ь -

Хару договорилась с родителями, что они в начале каждого месяца буду перечислять ей деньги. Никто не понял, какой черт ее дернул забирать их вечером, когда пасмурную погоду решил украсить проливной ливень. На улице не было ни души, хотя по идее для того, чтобы закрыться в квартирах и идти спать, было рановато.
- Эй, красотка,- свистнул кто-то позади. Хару, поправив капюшон плаща, решила не оборачиваться, а продолжить путь домой или, хотя бы, дойти до магазина, где будут люди.
- Мы к тебе обращаемся, - крикнул еще кто-то. "Прекрасно, их двое!", - мысленно хлопнула себя по лбу девушка. К ней бесшумно подбежали и развернули за плечо.
- Х..хахи! - рефлекторно вырвалось привычное слово.
- Деньги давай, - произнес парень, стоявший поодаль. Девушка заметила в его руках биту. Почему-то ей не хотелось думать, из какого материала сделали ее.
Возможно, было бы проще отдать сумочку, но она, представив, что ее отец работает в душном университете в Намимори, объясняя тупоголовым, как эти двое, студентам элементарнейшие вещи, борясь с завистью коллег и беспардонным начальством, решила стоять до последнего.
- Ну уж нет!
Хару резко дернулась, решив спастись бегством. Капюшон соскользнул, предоставив ливню непокрытую голову. Ее остановила резкая боль: ее кто-то поймал и схватил за волосы.
- Отпусти! - закричала Миура, прижав сумочку к груди. Потом она ощутила резкую боль в животе: кажется, тот парень с битой присоединился к первому. Потом удар спереди по ногам, по спине, снова по ногам, еще пару раз ударили по плечу... Она уже перестала ощущать, по каким местам ее избивали, но удар по лицу оказался слишком болезненным. Она уже не могла стоять и плюхнулась на мокрый асфальт, опираясь спиной, кажется, об телефонную будку.
- Сучка, - плюнул в нее первый парень.
- Пошли, это - бесполезная трата сил, - нахальным голосом произнес парень с битой.
- Ага, сейчас, братишка, - кивнул его собеседник, предварительно пнув Хару по животу со всей дури.
Права рука болела слишком сильно, чтобы попробовать дотянуться ею до сотового и вызвать скорую, а левая не двигалась вообще. Надеясь, что она не сломана, Миура попыталась разглядеть ее с разных сторон. Дождь полностью пропитал водой ее одежду, на желтом рукаве плаща красовались несколько размытых кровавых пятен: да, карманный ножик она не заметила. Ее исследование прервал визгливый женский голос:
- С..скорую! Кто-нибудь, вызовите скорую! Тут девушка умирает!
"Черт, видимо, выгляжу совсем ужасно. Главное, чтоб действительно не умерла. Да не ори так!.. Черт!" - девушка поморщилась от резкой боли. "Вот твари! Что я им сделала? А вдруг действительно умру? Я ведь еще не сказала все Тсуне-сану!". От подобных мыслей у нее навернулись слезы. Потом картина необратимо начала терять четкость, и девушка потеряла сознание.

Два дня в больнице, шесть пропавших занятий в университете, перевязанная рука и неприличных размеров синяк под глазом. Про шитье можно забыть, Миура Хару. Стоять и ходить она могла, но не долго, прихрамывая и, главное, не быстро. На вопросы обеспокоенных однокурсников, почему ее не было двое суток и почему она не брала трубку, девушка отвечала, что попала в аварию, когда ехала домой на такси. Вранье было откровенным, но, если посмотреть на ее ссадины, царапины и синяки, правдоподобным. С родителями было гораздо сложнее: Хару прощебетала им бессмыслицу о том, что они устроили поход (в такой-то ливень!) и у девушки на телефоне просто селя батарея. Чтобы максимально маскировать свои "боевые" ранения, ей пришлось закрыть тело под кофточки без выреза с длинными рукавами, длинные джинсы, а лицо прятала, что было совсем странно в ноябре, под большими солнечными очками. Со стороны выглядело, будто она пытается изобразить шпиона или тайного агента. Преподаватели, понимающе кивая на объяснения девушки, давали ей отсрочки на сдачу работ, а некоторые сердобольные женщины и вовсе предоставили ей разного рода поблажки. Весь ил потихоньку улегся на дно, и девушка была рада, что никто не стал допытываться до подробностей. До сих пор.
Хару возвращалась с университета домой, как вдруг она заметила, что ей навстречу шел ее давний враг, Гокудера Хаято. Надеясь на свою маскировку, она шагала непоколебимым шагом, стараясь пройти "в толпе" мимо него. Когда он оказался уже за спиной, она облегченно вздохнула, но...
- Ну и где ты была эти два дня?
- Хахи! - округлила она глаза от удивления. "Черт, все-таки узнал!" Обернувшись, боязно спросила: - Откуда ты знаешь, Гокудера-кун?
- Глупая женщина! Неужели ты действительно думаешь, что если пропадешь на два дня, никто не заметит?
- Я... Ээ., - замялась она, выбирая, какую отмазку лучше рассказать: про поход или про аварию. Она не успела сделать выбор, когда он резко шагнул к ней и снял с нее очки.
- Мдэээ, - протянул подрывник, разглядывая ее лицо, - выглядишь ужасно.
- Хахи! Чт.. зачем ты это сделал? - возмущенно вырвала она очки из рук подрывника и надела их.
- Дура, за себя даже постоять не можешь! Ну и кто это сделал?
- Не знаю, - увела она взгляд в сторону. - Я уже описала в участке их лица, обещали найти.
- Да, конечно, найдут, - с сарказмом согласился Гокудера.

Про то, что она описала их в участке - правда. Но при этом она не ожидала, что ее через пару дней саму вызовут туда, чуть ли не под конвоем.
- Хахи? Что-то случилось? - спросила она у следователя.
- Те хулиганы, - сел перед ней мужчина средних лет, - вы их когда-нибудь еще видели? После того инцидента, разумеется.
- Мм, нет. Не видела.
- Хорошо. А вы можете сказать, где вы были вчера примерно с шести до семи часов вечера?
- Ээ... Ну, я сидела с друзьями в кафе. Да, а где-то ближе к 8ми уже была дома.
- Вас по пути домой сопровождали?
- Да.. А что-то произошло? - украдкой спросила она.
- Тех парней, - вздохнул следователь, - вчера оставили около участка. Сильно избитыми. И с ожогами. Извините, что сразу подумали на вас, Миура-сан, но вы могли это сделать из мести. Оставьте координаты тех, кто может подтвердить ваше алиби.
- Х..хорошо, - запнулась она от неожиданной вести.
- Не знаете, кто бы мог такое сделать? - намекнул на "избиение-по-заказу" мужчина.
- Нет, - пожала плечами Хару. - Они же хулиганы... Сами нарвались, наверное...

- ГОКУДЕРА ХАЯТО! - ураганом ворвалась Хару в аудиторию, где спокойно посапывал подрывник Вонголы, пользуясь тем, что все его фанатки на обеде.
- Не кричи, идиотка! Не видишь, я сплю, - отмахнулся он от ее появления. В ответ на это девушка большими шагами промаршировала к нему, требовательно упершись руками в бока.
- Что ты делал позавчера в период с шести до семи вечера?
- Я не понимаю, о чем ты, - отвернулся от нее Хаято.
- Шутишь? Мне сказали, что от них сильно пахло порохом, и ожоги...
- Заткнись, - оборвал ее Гокудера. - Может, мне им лучше деньги надо было дать за такую работу над тобой, а? Если бы ты была для Вонголы пустым местом, то я бы ни за что такое не сделал.
- Ты идиот! Я-ненавижу-насилие! - отчеканила она каждое слово последней фразы ударами учебником потяжелее по голове Хаято. - Никто-не-просил-так-делать!
Он не сопротивлялся (по сравнению с тем, что он получал во время сражений это было похоже на визг комара на фоне клокочущего водопада), а тупо смотрел на разбушевавшуюся Хару.
- Глупая женщина! - остановил ее подрывник. - А ты знала, что их вообще-то послали к тебе? И никакие они не грабители, а просто дружки некой Наоми Шигуры?? - девушка застыла как столб. Конечно, она помнила ее по жуткому костюму на конкурсе. - Что, вспомнила, да? Не прошло и трех месяцев, как ты себе в городе заработала неприятности! Тряпка!
- Ха..хахи! Нечестно называть меня тряпкой только потому, что у меня нет ваших колец и коробочек, - возмутилась Миура.
- Да ты бы и с ними не смогла победить и мухи!
- Знаешь что, Гокудера Хаято! Твое поведение просто отвратительно! Видимо, Реборн-сан так и не смог научить тебя, как следует вести себя с леди!
- Ты себя что ли леди называешь? - нагло спросил Гокудера. - Да если бы ты была леди, то босс хотя бы раз взглянул бы на тебя, как на женщину!
Слова про Тсуну стали завершающей искрой в бочке с горючими чувствами девушки. Заметив, что у нее резко покраснели глаза, из которых крупными каплями выпадали слезы, он сразу осекся, поняв, что наговорил лишнего.
- Ээ.. Я не хо...
- Заткнись! Я тебя ненавижу! - сквозь плач закричала она и, громко хлопнув дверью, выбежала из аудитории.

Хару в гордом одиночестве пила чай и обдумывала сегодняшний инцидент. Мысли заплаканной девушки прервал неожиданный звонок в дверь.
- Кто это?! - недовольно спросила она погромче. Потом добавила тише, - Я же ясно сказала Сакуе, чтобы приходила завтра! Идууууу!
- Привет, - буркнул самый неожиданный гость, когда дверь открылась.
- Го.. Гокудера-кун! Что ты... Так, стоп! Как ты узнал, где я живу?
- Можно зайти? - дергаясь, как на иголках, спросил он.
- Нет! - строго отказала она. - Я, вообще-то спала! Знаешь, некрасиво это, напрашиваться в гости девушке в 11ом часу ночи и.. - ее перебил поток девичьих визгов и стук каблуков на лестничной площадке. Лифт показывал красными буквами на верхнем табло "Перегружен". Она хотела продолжить отчитывать подрывника, но вовремя поняла, что из-за шума она едва может услышать себя. На лице ее собеседника паника праздновала свое воцарение. Все, что ей осталось - это открыть дверь пошире, приглашая хранителя внутрь.

- Как крысы налетели, - удивилась девушка, прислушиваясь у двери к удаляющемуся стуку каблуков. Они решили, что подрывник поднялся выше, и выше, и еще выше, и, кажется, что они все выгрузились на крыше здания. - Знаешь, - обратилась она к Хаято, - мне бы следовало тебя проучить и оставить на растерзание этих леди, - подчеркнула она последнее слово. - Ну? Что тебя привело ко мне глубокой ночью? - сложила она руки на груди.
- Ээ, - замялся он, глядя в сторону. - Я пришел... пришел, чтобы...
- Извиниться хотел? - помогла ему Хару.
- Да, - выдавил из себя подрывник. - Я очень сожалею о том, что сказал сегодня днем.
- Не стоит, - махнула рукой Хару, - сама виновата. Разревелась, как девчонка. А теперь, - указала пальцем на дверь, - можешь идти.
- Некуда, - кратко, не поднимая глаз, доложил Хаято.
- Хахи? А.. А где ты живешь, вообще?
- В Намимори, но следующий скоростной будет в 4 утра.
- На ночь напрашиваешься? О чем ж ты думал? Ладно уж, входи, - указала она в зал.
Подрывник послушно снял обувь и прошел в квартиру. Две комнаты. Плюс кухня, ванная комната с туалетом. Довольно-таки просторно для одинокой девушки.
- А, - остановился он на полпути, боясь заглядывать в ее спальню, - ты здесь одна живешь?
- То есть? - удивилась она, провожая его на кухню. - Чай пьешь?
- Зеленый. То есть, ну, - покраснел он, - без парня...
Лицо девушки побагровело то ли от смущения, то ли от гнева, она от неожиданности выронила чайную ложку себе на ногу.
- Чт.. Что за вопросы??? - старалась она заглушить боль в большом пальце громкостью голоса. - Я, знаешь ли, хочу остаться девушкой до свадьбы! К тому же, - сузила она взгляд, - я же не похожа на леди! Откуда парню-то взяться?
- Глупая женщина! Не напрашивайся на драку! Я просто удивился, когда увидел, что ты тут одна живешь. Тут так просторно...
- Отец ее купил, когда работал здесь, - пробубнила Хару. - Он тут жил несколько лет. Скоростных-то тогда еще не было...
Далее она вела с ним почти бесконфликтную беседу за чашкой чая, показала, где он будет спать, предоставила простыню и одеяло и пожелала спокойной ночи.

Часть 2. "Я тебя знаю"
- Д е к а б р ь -

"Мда, предыдущий месяц был слишком активным, в отличие от этого", - подводила Миура итоги года в голове. Долгов в университете не было, первый зимний месяц она почти не видела Гокудеру, разве что только краем глаза. Западное рождество и Новый Год она решила отметить дома, в Намимори. Конечно же, полугодовую пропажу перед друзьями она хотела возместить сполна, но ей сообщили, что они отправились за город, что не могло ее не разочаровать. Ждать их она не собиралась, решив, что сама судьба против, и за день до того, как Вонгола должна была вернуться, отправилась в Токио.

- Я н в а р ь -

Может, вышеупомянутая судьба капризничала только в декабре, потому что у Рехея был студенческий чемпионат по боксу в этом месяце. И, так получилось, что именно на этот период цены на номера гостиниц выросли вдвое, а арендаторы, под стать предыдущим, высоко задирали нос, гордо демонстрируя много-много (по молодежным меркам) нулей в цене за неделю. Сам боксер жил вместе со своим клубом: организаторы предоставили участникам жилье, а вот их друзьям...
- Хахи? Что это значит, что вы переезжаете ко мне? Да и вообще, сколько вас там будет?
- Я... я проболтался Десятому, что у тебя большая квартира, и ты..
- Гокудера! Кто тебе дал право...
- Аа, глупая женщина! Ты что, оставила бы босса на улице?
- Хахи! Я не это хотела сказать!
В общем, долго ее уговаривать не пришлось, но она чуть не упала в обморок, когда ей сказали, что их будет пятеро.
- Десятый с Кёко, Хана, Ямамото и я. Сестра сказала, что будет ходить с Реборном только некоторые дни, а Кен отказался отпускать Хром в большой город. Про Хибари, думаю,объяснять не надо.
- Мдааа, - протянула Хару, прикидывая, сколько еды ей сегодня придется купить. - Во сколько они заедут?
- Через полчаса.
"Полчаса?!". Девушка мгновенно оделась, тараторя что-то про покупки, приготовление пищи и новые мыла и шампуни. Наказав Гоукдере остаться в ее квартире и, желательно, немного прибраться хотя бы только в зале, Хару пулей вылетела в магазин. "Так внезапно!" - занервничала она. "Так, Хару, Тсуна-сан будет с Кёко-чан, а ты не должна реветь, когда увидишь их. Ты - сильная!". Забивая мысли подобным аутотренингом, она быстро прошлась по супермаркету и, когда вернулась к себе, была жутко напугана количество пар обуви на пороге. Непривычно, Хару, но ты лучше стой на ногах крепко, потому что...

- Нет! Нет! - панически мотал головой и жестикулировал "нет-нет-нет" Хаято. - Мы не живем вместе!
- К...кто живет вместе? - побледнела Хару, перешагнув порог зала, где вовсю царила непривычная веселая оживленность, смех и шутки.
- А, Хару-чан, тебя и не узнать! - улыбнулась Кёко. - Ты постриглась, - пояснила она.
- И вправду, Хару-чан, - улыбнулся Ямамото. - Мы тебя так давно не видели!
- Я тоже по вам соскучилась, но...
- Тут так просторно! - воскликнула Хана. - Действительно, тут лучше жить с мужчиной, - мечтательно озиралась она по углам.
Миура не такая дурочка, чтобы не понять, о чем идет речь. Особенно, когда перед ней встал раскрасневшийся подрывник Вонголы.
- Мы не живем вместе! - возмутилась Хару, будто оправдываясь перед Тсуной.
- Извини, Хару-чан, - виновато произнесла Кёко. - Он просто нас встретил, все показал нам, вот мы и решили...
"Черт!" - в мыслях хлопнула себя по лбу Хару. "Действительно, глупо получилось". Вооружившись помощью подруг, Миура побежала на кухню ставить стол. Услышав, что кто-то сказал "Давайте поставим ДВД-плеер!", она пулей влетела с половником сурового вида и крикнула "Нет!".
- Да не собираемся мы твои сопливые фильмы смотреть, - отмахнулся Хаято, изучивший репертуар девушки, пока ждал приезда босса. - У нас тут бои Рёхея на записи. Возвращайся на кухню, женщина.
- Хахи! Ты как со мной разговариваешь? Аа, - забила она на его грубости, не дождавшись ответа.
Помощницу в лице Ханы девушки потеряли, потому что как только та услышала крики "Во имя ЭКСТРИМА!", она на крыльях упорхнула из кухни и легко приземлилась перед экраном.

После веселого и шумного ужина, в течение которого Хару держалась перед милой парой Тсуна/Кёко на удивление хорошо, все начали зевать и жаловаться на тяжелый день. Уже почти спящих Хану и Кёко она уложила на свою кровать, а Тсуна растянулся на диване. "Мда, такого ангела не разбудишь", - вздохнула она и укрыла Босса одеялом. Гокудера и Ямамото продолжали смотреть бои Рехея, сделав потише.
- Вы когда спать пойдете? - спросила она уставшим голосом.
- Не жди нас, - не отворачиваясь от экрана ответил Ямамото, - иди спать.
"Вот уж чего ради я должна ждать вас?" - не поняла Хару, но вдаваться в подробности не стала. Отправившись на кухню, девушка предалась мыслям об итогах дня. Во-первых, если до этого у нее не было шанса проявить себя как гостеприимную хозяйку, то сегодня она явно хватила с лихвой. Во-вторых, она решила, что завтра купит пару матрасов, раскладушек, чего угодно: лишь бы можно было спать. В-третьих, она едва стоит на ногах.
Приглядев перед собой маленький диванчик, она не придумала ничего лучше, кроме того, чтобы лечь комочком и отрубиться. День выдался сложны, потому она, разгневанная, почему и кто ее разбудил в четыре часа ночи, лениво ответила на толчки в бок.
- Эй, ты чего тут делаешь, глупая женщина?
- Бах, - недовольно отмахиваясь от неприятных прикосновений, - танцую танго, не видишь? Отстань...
- Эээ, жертвуя собой, ты счастливей не будешь, кусок идиотины. Иди, с Ямамото ляг вместо меня. - От таких оскорблений и заявок у любой девушки пропадет сон.
- Какого черта, Гокудера-кун? Иди спи и мне не мешай!
- Не спится. Будет обидно, если мягкое нагретое место рядом с Ямамото пропадет даром, когда ты лежишь в такой неудобной позе, да? - Парень спокойно наливал себе воду в стакан.
- Действительно, - пробубнила девушка и сквозь сон поплыла в зал. Да, Гокудера забыл сказать, что Ямамото спал в одних шортах: ему-то было все равно, он за все время их совместного провождения каким только не видел этого бейсбольного придурка, а вот Хару покраснела, как томат, и окончательно потеряла желание спать.
- Он же голый! - вернулась она на кухню, но встретила только лежащего парня там, где только что спала сама. - Тварь, - еле слышно добавила она и села на стул напротив.
- Я все слышал, - неожиданно сел перед ней Хаято. - Думал, что так сон придет, но без толку.

Утром девчонки разбежались по магазинам, а парни остались дома копаться в ее музыкальных предпочтениях.
- Либо попса, либо сопли, либо и то и другое, - сообщал Гокудера в трубку сотового. - Что-нибудь нормальное есть?
- Хахи? Кто тебе разрешал включать мой компьютер?! И вообще, кто дал тебе право заходить в мою спальню??
- Чего раскричалась-то? Боссу скучно, вот я и решил музыку...
- Включи телевизор и смотрите, что попадется.
- Там с утра ничего интересного. А твои мелодрамы смотреть ни у кого желания нет.
- Гокудера, если вдруг ты откроешь что-нибудь, что не для твоих глаз...
- Уже открыл, но этого никто не видел. Не паникуй, никому не скажу. Ничего против личных дневников никогда не имел. Зато лишний раз убедился, что ты - дура...
- Хахи! Ты что, сейчас по телефону будешь со мной его содержание обсуждать? Вернусь - голову тебе снесу!

- Ф е в р а л ь -

Подрывник никогда не любил 14 февраля. Во-первых, потому что за ним в этот день начиналась настоящая девчачья охота, которая стартовала рано на рассвете (пожалуй, единственный день в году, когда он просыпается под крики фанаток) и финишировала после захода солнца (и лишь немногие стойкие, упорные и тупые девушки, для которых слово "нет" почему-то значило "да, но попозже, детка!", пытались добиться его внимания до полуночи). Во-вторых, из-за такого дискомфорта ему редко удавалось побыть с Десятым, который в свою очередь был тому тайно рад, потому что, наконец, мог остаться наедине с Кёко. И в-третьих, Гокудера считал глупой традицию получать шоколад, чтобы потом, в Белый День, дарить аналог в ответ.
Вспоминая свое день рождения в новом городе, он не ожидал ничего более обнадеживающего и сегодня. Да, точно. Вот она, аудитория. Он уже слышал оживленную беседу девушек, которые любо обсуждали метеосводки , либо говорили о нем (прим авт.: Хаяте с яп. значит "Ураган"). Как только на него обратили внимание десятки девушек, шум стих, и парень остановился.
- Так, - начал он, обращаясь к "аудитории", - у меня аллергия на шоколад, если я съем хоть один кусочек, то умру.
Вроде сработало. Энтузиазм у них ощутимо упал. "Ёкатта!", - облегченно вздохнул парень, как вдруг она из девушек протянула ему свой подарок:
- Тогда умри от моего шоколада любви!
"Мне конец", - сглотнул Гокудера, наблюдая, как десятки пар глаз загорелись, и каждая начала повторять что-то вроде "Нет, от моего!", "Пусть мой шоколад станет последним в твоей жизни...", "Тогда я тоже хочу убить тебя!" и пр.
Его спасло появление преподавателя преклонных лет, который, еле пробив себе дорогу к двери, громко спросил: "Ой, а можно я заберу у вас все это, а? В Белый День, или какеготам, верну, в долгу не останусь." Девушки брезгливо отступили на шаг, потом два, потом вовсе предпочли считать, что ничего не слышали, и разошлись по своим аудиториям.
- Спасибо, вы меня спасли, - поблагодарил он лектора, когда они оказались в помещении.
- Да не за что. Эх, годы молодые! Я бы на твоем месте выбрал самую хорошенькую и пошел с ней на свидание. Всяко лучше, чем слушать такого старика, как я, правда? - полусмеясь пошутил он.
- Ну уж нет, - усмехнулся подрывник. - Я уж лучше тут отсижусь.

- Обалдеть, - округлила в библиотеке Хару глаза, когда увидела, с какой башней из книг к ней подсел Хаято. - Вот уж не думала, что такому гению, как ты тоже нужно читать, - съязвила она.
- Заткнись. Я же не могу знать все на свете, - достал он самый верхний учебник. - А ты почему не носишься в такой чудесный день с шоколадом для...
- Умолкни, - стукнув его самой тяжелой книгой со стола, спокойно произнесла она, стараясь не отрываться от записей. - Любишь ты язвить мне, а?
- Дура, - буркнул он в ответ.
- Отсел бы, а, раз такая дура? - смерила она его раздраженным взглядом. - Я думала, что ты соизволишь сесть со мной, если только это будет последним местом...
- Так и есть, глупая женщина. Оглянись.
Она обернулась. Действительно, все было занято.
- Так что я вынужден потерпеть твою бессмысленную болтовню, пока буду сидеть здесь, - продолжил Хаято.
- Хахи? - не удержалась она. - Это не честно! Хару не говорит бессмыслицу!
- Ну вот, вернулась старая гиперактивная идиотка, - намекнул он на ее школьную привычку говорить о себе от третьего лица. - Я-то уж был бы рад...
- Вот и будешь, - перебила она его, резко встав с места. Как только она собрала вещи, Хаято заметил, что она звонит кому-то. - Да, это я. Слушай, помнишь, ты говорила, что хотела бы передать шоколад Гокудере лично? Да, да, сейчас он сидит в библиотеке и страдает от одиночества. Будь добра, подойди сюда, пообщайся с ним...
- Что ты сейчас сделала? - спросил он после того, как она положила трубку.
- Удачи, Гокудера Хаято, - только и ответила она.

"Вот с**ка, эта Хару. Убью, как только найду! Нет, сначала кину в нее динамит, затем достану коробочку, затем...", - думал Гокудера Хаято, пытаясь блокировать свой мозг от паразитарной болтовни девчушки рядом. Сначала она просто представилась и села рядом. Потом протянула ему шоколад. Потом начала донимать его вопросами о том, чем сейчас занят. Сейчас она была на фазе рассказа автобиографии. Он бы рад встать и наломать одной особе ребер, а учебники взять на дом, но библиотека запретила выносить редкие книги, коими он запасся.
Краем глаза он заметил, как кто-то, гордо стуча каблуками, прошел мимо его столика.
- Тварь, - прошипел он, в ответ на что услышал хихиканье.

@темы: Tsunayoshi Sawada, Takeshi Yamamoto, Ryohei Sasagawa, Reborn, Kyoko Sasagawa, Hayato Gokudera, Haru Miura, Hana Kurokawa, Fanfiction, Bianchi

Комментарии
2010-07-28 в 20:40 

Я - слишком, безгранично, чересчур.©
Нравится!!!
определённо жду продолжения.

2010-07-28 в 22:26 

I Mai I о, я рада)
думала уже, что все прошли мимо поста -__-
следующая часть уже дописывается)

2010-07-29 в 11:38 

Вах вах посто отпад=))) Так четко выражены характеры персонажей =))) Проду проду =))) Автор большой умница =))

URL
2010-07-29 в 12:27 

Гость аа, как приятно^^
будет скоро прода

2010-07-29 в 12:45 

Не ну действительно четко выражены персы =)) А то в некоторых фанфиках Гокудеро какой-то слишком хорошим прям сам на себя не похож.....не я не спорю....любовь творит чудеса....но не сразу, а постепенно.....как у вас и описано в работе =)) А еще понравилось то что фанфик чем-то дневник напоминает, по месяцам расписан =))
Короче жду проду очень очень сильно =))))

URL
2010-07-31 в 15:26 

Назову своего кота «смерть». И вечерами буду играть со смертью…
Вообще не читаю гет с Хаято, а пару ГокуХру особенно, но тут не удержалась х))

Понравилось очень *_____*
особенно самобичевание Хару на счёт Тсуны и Хаято <33

"У него трагичная любовная история с парнишкой, который остался в другом городе"

:lol::lol::lol:Гокудера/Хару - френдшип
у-у-у-у, неужели только дружба? >__<
Я не напрашиваюсь на рейтинг по-выше, но можно жеж там и любовь замутить, нэ?:shuffle:

2010-07-31 в 17:54 

Naya LiS френдшип только для первых двух частей.
в третьей четвертой дальше пойдет.

2010-08-01 в 12:39 

Назову своего кота «смерть». И вечерами буду играть со смертью…
Оня-ня, спасибо, уже предвкушаю :3

   

Reborn! Het Comm

главная