21:43 

Название: Возмездие
Автор: xanimelovx
Переводчик: gekkoo
Персонажи/пейринги: Гокудера/Хару, Тсуна/Кёко (фоном), Ламбо, Такеши, Реборн, Биянки, Рёхей, ОСы в лице главных злодеев, упоминается Занзас
Жанр: романтика, драма, боевик
Состояние: онгоинг
Размер глав: где-то между мини и миди
Дисклеймер: Я не присваиваю Katekyo Hitman Reborn
Предупреждение: события 10-15YL, малость АУшно, ООС (под вопросом потому, что все повзрослели)
От автора*: Это мой первый фанфик по Реборну
От переводчика: В общем, переводила, сохраняя смысл и удобство по ходу чтения, а не какие-то детали. А вообще, либо автору нужна бета, либо некоторые англоязычные чудеса нашей планеты просто не умеют писать. -__- Кстати, да: существуют всего 4 главы, но и это не конец.
-----
* - вкратце

Хару сидела в полном одиночестве на кухне, глядя на еду, которую только что приготовила. Она нередко сама себе удивлялась, как смогла привыкнуть к такой угнетающей обстановке, учитывая на то, что часто бывала одна. Ее мужа снова не было дома. Несмотря на то, что Миура понимала, чем занималась Вонгола, она все же надеялась, что как-нибудь он сможет выкрасть время, чтобы поужинать вместе с ней.
Но с другой стороны, это была их своеобразная обговоренная установка с тех пор, как они согласились на свадьбу, каждый по своей причине. Прошло уже пять лет с тех пор, как она стала женой Хаято.
Горестно вздохнув, Хару встала и начала убирать со стола. Ждать его прихода домой было бессмысленно: он, скорее всего, снова где-то чем-то занят. Убрав тарелки по местам, она, чувствуя ком в горле, поняла, что ее слезы хлынули бесконтрольным потоком.
Ей было очень одиноко, даже несмотря на то, что жила в таком большом доме, который он купил до того, как они задумались о женитьбе. Она не могла поверить, что путешествовала с ними из настоящего времени в будущее, потом снова в настоящее, пока все ребята боролись не на жизнь, а на смерть, чтобы вернуть всех домой... С тех пор многое изменилось. Конечно, со временем их узы стали только теснее, а перед хранителями Вонголы вставали новые проблемы, но все так или иначе справились с ними, и теперь они живут в том самом "будущем".
Да, многое изменилось.
Возьмем, например, Тсуну. Он был уже не тем бесхарактерным ребенком, которым она, будучи еще школьницей, повстречала его впервые. Став лидером Вонголы, он сильно повзрослел. И еще он женился на Кёко. Тогда сердце Хару разбилось впервые, но, несмотря на боль, девушка все же согласилась стать подружкой невесты на свадьбе. Гокудера Хаято стал тем, кем и стремился быть, - правой рукой Десятого. Ямамото его лучший друг и по сей день, мечник продолжил тренировки вместе со Скуало, который часто вызывал его на поединки. Рёхей так же энергичен, как и прежде. Все выполнялось с экстримом. Хибари такой же, как и всегда. Мукуро и Хром тоже не изменились. Ламбо вырос в того юношу, которого они все обычно видели своими собственными глазами. Даже Реборн и И-пин подросли.
И несмотря на то, что они все были близки, у каждого была своя жизнь. Но, когда долг звал, хранители Вонголы всегда работали, показывая, на что способны вместе.
Хару смахнула слезы и горько улыбнулась. Почему она плачет? Она поклялась быть верной Вонголе, семье, поэтому она не должна чувствовать себя так одиноко. Она уверена, что Кёко, вполне возможно, чувствует то же самое, но справляется с большим пониманием, в чем Хару ей уступает.
Убрав со стола, она побежала на верхний этаж, где горько заплакала. Когда девушка выходила за Хаято, она не могла представить, что будет жить в таком одиночестве, несмотря на ее изначальную цель.

Гокудера осторожно карабкался по стене, жестом подавая знак Ямамото. Реборн дал им задание кое-кого проверить, чтобы быть уверенным, что он не представляет угрозу Вонголе.
- Что вы еще здесь делаете? - громкий голос застал врасплох обоих, и Гокудера уставился на младшего хранителя Вонголы, который мгновенно спрятался за Рёхеем, понимая, что снова сделал что-то не так.
- Идиот, не можешь говорить потише? - зашипел подрывник.
- У нас нет времени на споры, - вмешался Ямамото за миг до того, как Гокудера собрался закидать Ламбо динамитами, что, кстати, сильно походило на поведение последнего. - Мы должны покончить с этим, чтобы вернуться в Японию. Прошла уже неделя, хотелось бы оказаться дома.
- Интересно, почему Реборн увидел в них потенциальную опасность? - произнес Рёхей, засунув руки в карманы. - Один человек бы справился, зачем посылать всех сюда?
- Десятый не мог позволить действовать кому-либо в одиночку, - ответил Хаято, разглядывая обстановку с места укрытия.
- Действительно, - согласился Такеши. Раз тишина уже была нарушена, Ламбо решил вновь вставить свое слово.
- Я хочу домой уже! Хочу поесть то, что приготовила Хару-чан, соскучился я по ее стряпне, - произнес он и получил удар в голову в исполнении Гокудеры, которого, видимо, раздражала его болтовня.
- Ты что, не знаешь, когда надо заткнуться, тупая корова? - прикрикнул он.
- Но он прав. Я тоже соскучился по пище Хару, - как всегда беспечно произнес Ямамото. Он всегда ел в доме Гокудеры, когда была возможность и, разумеется, так же вел себя и хранитель грозы.
Хаято почесал затылок и вздохнул, чувствуя вину. Он был уверен, что она волновалась из-за его недельного отсутствия дома. Но именно поэтому он не хотел говорить ей, куда направлялся: она бы переживала, а этого он не хотел.

Когда они заявили о своей свадьбе, все были сильно удивлены. Все или почти все знали, что Хару влюблена в Тсуну, чего последний в упор не замечал. Но и у Хару, и у Хаято были свои причины. Они планировали быть в браке только два года и потом развестись, поэтому оба сильно удивились, когда осознали, что прошло уже пять лет, пусть и пять лет в браке без любви.
Ямамото, заметив озадаченное лицо друга, вздохнул.
- Ты не сказал ей, что мы в Италии, да? - понял он.
- Нет.
- Почему ты на ней женился? - неожиданно спросил он, заставив Гокудеру застыть на какое-то время. - Ты не обязан отвечать сейчас. Я просто хочу знать. Когда мы вернемся, я думаю, что заслужу это знание, да?
Хаято проигнорировал друга, дав сигнал Рёхею двинуться внутрь. Эта миссия продлилась больше пары дней, вопреки их ожиданиям. И, если честно, он хотел скорей закончить с этом домом. Нет ничего приятней, чем возвращение и теплое приветствие с вкусной едой, ожидающей тебя.
Признаться, он не ожидал, что будет желать подобного... Всегда возвращаться домой к кому-то в конце дня или хотя бы в конце каждой миссии... Значит, Ламбо и Ямамото были не единственными, кто скучал по еде Хару: он тоже, но в этом не признается.
У него было плохое предчувствие касательно жены, поэтому он хотел поскорей закончить с этим заданием, чтобы поделиться им с ней. Ему хотелось бы услышать ее толкование, и, возможно, после этого он сможет оценить свою совместную с ней жизнь с другой точки зрения... и может быть, лишь может быть... он сможет продлить ее, начав новую.
И он надеялся на взаимность, потому в течение пяти лет с ней, Хаято осознал кое-что. И он собирался ей это показать.

Но когда он, Ламбо и Ямамото, наконец, были дома... их встретила тишина.
- Хару-чаааан! Я вернулся, - первым нарушил тишину Ламбо, ворвавшись внутрь и зовя женщину, которую почти считал своей матерью. Ямамото и Хаято осмотрелись... что-то внутри подсказывало последнему, что что-то не так.
- Странно, - промямлил Ямамото, когда вошел внутрь.
Подрывник Вонголы осмотрелся. Все было так же, на тех же местах, как когда он уехал неделю назад. Не было следов воровства... Он поднялся наверх, а мечник пошел проверить кухню, куда уже успел попасть Ламбо, напавший на фрукты. Хаято осмотрел их спальню. Свет был уже включен. На кровати был беспорядок, значит, Хару спала там... Но где она? Уже десять вечера, и его жена никогда не выходила на прогулку в такой час: он это знал.
Он собрался выйти и присоединиться к поиску ее следов на кухне, но заметил что-то на полу. Приглядевшись, он поднял предмет, в котором узнал ожерелье, которое он подарил ей на их первую годовщину. В те моменты, когда они были вместе, он замечал, что Хару всегда носила его. На самом деле, она просто его никогда не снимала. Подрывник решил, что что-то не так. Достав сотовый, он попытался позвонить ей.
- Ну же, возьми трубку, женищна, - бормотал он под нос, шагая из угла в угол спальни. Он резко остановился, услышав какой-то шум сбоку: ее сотовый был в комнате, в ее сумке.
- Ты ее видел?" - спросил Ямамото из дверного проема, опираясь об косяк. Он стоял там некоторое время, и тоже понял, что что-то произошло. Кроме того, любому было достаточно увидеть лицо его друга, чтобы понять это. Биянки передала ему это ожерелье, которое, по ее словам, носила его мать, а Хаято отдал его Хару на первую годовщину.
- Ее.. здесь нет, - прошептал Гокудера, не зная, что предположить... она его бросила? Тогда почему подарок на полу? Но, даже если так, почему она не взяла с собой свою сумку или хотя бы сотовый? Его размышления прервал звонок Десятого из Италии.
- Десятый, - кратко поприветствовал он босса.
- Гокудера, ты должен вернуться в Италию. Это срочно.
Подрывник взглянул на Ямамото, и последний впервые последний увидел неуверенность на лице Хранителя Урагана. Он всегда был верен Десятому, всегда выполнял все без вопросов, но на этот раз...
- Простите... Но у меня есть дела, - наконец произнес он после мгновения мучительных раздумий. Находясь на другом конце линии, Десятый насторожился... Что может быть для него важнее?
- Но у тебя нет времени на...
- Простите, Десятый... я не могу... не сейчас... Я волнуюсь о жене, ее здесь нет, и...
- Поэтому я и звоню... Занзас и его команда перехватили сообщение от другой семьи.. Они взяли Хару
- Тебе действительно нужно прилететь... только ты можешь разобраться с семьей, с которой имел дело твой отец... Бияки ничего не может предпринять, - добавил Реборн. Услышав его слова, подрывник застыл на месте.
- Им лучше не прикасаться к моей жене, или я пошлю их всех в ад, - мрачно произнес он и выключил телефон. Ямамото, кивнув, дал понять, что объяснения буду лишними.
- Да? - проглотив последний кусок еды, спросил Ламбо, пулей вылетевший из кухни. Он трясся от страха, поймав злобный взгляд Гокудеры. - Г-гокудера-к-кун? - запнулся он.
На мгновение лицо Хаято смягчилось, когда он увидел испуганное лицо мальчишки.
- Ты доел?
- Д-да, - кивнул он.
- Хорошо... мы возвращаемся в Италию.

Хару изо всех сил старалась сохранить спокойствие, когда поняла, что ее связали на стуле и приставили несколько человек следить за ней. Миура не поняла, как это произошло: она просто проснулась и увидела, как кто-то нацелил пистолет на нее и начал угрожать им, если она создаст какие-либо проблемы. У нее не было другого выбора, кроме как пойти за ними. Так же она не знала, почему ее внезапно похитили и привели Бог знает куда.
- А, вы наконец-то проснулись, - произнес один из "охранииков". Дверь открылась, и в комнату вошел привлекательный мужчина, вероятно, тридцати лет.
- Извини, что похитили тебя, но... у нас была информация, что Гокудера Хаято женился на тебе.
При упоминании имени мужа, глаза Хару распахнулись шире от удивления. Мужчина хихикнул:
- Значит, мы были правы, - произнес он, изучая ее лицо. - У нас есть счеты с его семьей.
Хару застыла: Хаято угрожает что-то серьезное.
- Он не придет за мной, если вы этого ожидали, - отвела она неуверенный взгляд.
- Да ну?
- Мой муж верен боссу Вонголы, и сейчас он на миссии. Вы не сможете его заставить прийти сюда, используя меня, как приманку. Кроме того, нашей свадьбой мы преследовали собственные цели, - решила она приоткрыть правду, надеясь, что они не буду использовать ее против Хаято. Он сейчас был занят разными делами, и ей не хотелось добавлять ему очередную проблему.
Мужчина улыбнулся... с сожалением? После этих слов Хару впервые за все это время сама начала жалеть себя. То, что она сейчас сказала было очень близко к истине. Несмотря на то, что она желала быть кем-то более значимым, Миура была всего лишь чем-то вроде приложения человеку, за которого вышла замуж. Они не проявляли никаких романтических чувств друг к другу, вопреки ее желаниям.
- Мне тебя жаль, - прошептал ей на ухо похититель. - Такое милое личико потрачено на типов, вроде него... Если то, что ты говоришь, правда, тогда ты не представляешь никакой ценности для нас, - продолжил он, отходя к своим людям. - Позаботьтесь о ней, если я не появлюсь в течение дня. Все же будем надеяться, что он придет.
Хару хотелось зареветь. Она сейчас была настолько беспомощной, осознавая, что никогда до сих пор не была слабой. Она тоже повзрослела в одиночестве.
- Чего вы добиваетесь от него? - спросила она, набравшись смелости.
- Ты знала, что в мире мафии... грех отца переходит к сыну? - цинично улыбнувшись, спросил он. Хару мотнула головой. Будучи знакомой с Вонголой и с несколькими другими семьями, она никогда особо не интересовалась тем, что происходило внутри таких организаций, которые именуются "мафией". -Тогда ты действительно ничего не знаешь, да? - задал он вопрос. - Грех отца переходит к сыну, и если первый умрет, то последний будет платить по счетам. Его отец... убил жену нашего предыдущего босса, того, кто был до меня. И в качестве компенсации, мы продолжаем его дело. Это закон мафии. Око за око, зуб за зуб. - С каждым словом он приближался все ближе и ближе к ней, пока, наклонившись, не приблизил ее за подборок к себе. - И вот, сеньорита, вы потратили годы впустую на такого человека.
- Даже, если так! Это были лучшие годы в моей жизни, - не желая демонстрировать страх, охвативший ее, смело ответила Хару, глядя похитителю прямо в глаза.
Возможно, он не ожидал, что она скажет что-либо подобное. Возможно, он ожидал, что она будет трястись от страха. Миура это поняла, потому что его глаза сейчас выдавали одновременно удивление и разочарование в себе. Он отошел от нее и начал разглядывать ее из-под своих золотистых глаз.
- Сеньорита, мне тебя... жалко, - произнес он. - Ты противоречишь себе. Только что ты сказала, что у вас были какие-то собственные цели, а сейчас...
- Наша причина отлична от той, по которой большинство пар женятся... но это не значит, что мне все равно на него, несмотря на его отношение, - продолжила она. - Вы можете жалеть меня, сколько угодно, сеньор, но это - правда. Возможно, мой муж не любил меня, но это никак не связано с тем, что что я потратила свою жизнь на него. Вы ничего о нем не знаете! И обо мне! У вас нет прав говорить такие вещи!
- Превосходно, - усмехнулся итальянец. - Хаято раздобыл себе верную жену. А ты забавная, сеньорита, поэтому я не убью тебя сегодня, как хотел того мгновением ранее.
Он ушел, оставив ее одну, все так же привязанную к стулу. Хару облегченно вздохнула. Они убьют ее так же, как убили ту женщину? Если честно, то она не хотела умирать. Все, что ей оставалось делать, это ожидать любого исхода. Интересно, что бы сделал ее муж, если бы услышал их разговор?

Приземлившись, Гокудера немедленно вышел на взлетную площадку, где Тсуна и остальные хранители уже ожидали их. Он не придал их присутствию особого значения, сфокусировав свое зрение на сестре, стоявшей позади Реборна, отзвук от слов которого до сих пор проносился в его голове.
Биянки взволнованно посмотрела на брата: Хаято ничего не знал о семье Берлуссони, и она жалела, что не рассказала ему эту историю ранее, чтобы подготовить к подобным ситуациям. Но с годами, из-за того, что о подобные угрозы не появлялись, она забыла об этом.
- Гокудера-кун, - поприветствовал Тсуна хранителя. Подрывника охватило внезапное чувство абсурдности того, что он все еще не заметил своего босса.
- Прошу прощения, Десятый, но я бы хотел переговорить со своей сестрой", - преклонившись перед своим боссом, попросил он к удивлению большинства, не считая Ямамото, который пришел к выводу, что его друг все-таки полюбил женщину, на которой женился.
- Тебе следует отдохнуть для начала, - предложил Реборн. - Разговор может подождать.
- Ламбо, - позвал Гокудера младшего хранителя, игнорируя совет Реборна. Понимающе взглянув на сестру, он, не произнося ни слова, молча извинился перед Десятым, заставив остальных переживать за такое быстрое изменение в характере. Хранитель молнии, посмотрев то на одного, то на другого, без вопросов пошел за Хаято.
- За все эти годы я могу вспомнить только один момент, когда он нарушил приказ Тсуны. Это было во время чойса. И сейчас, спустя много лет, он отказал снова. Только в этот раз это было не во благо Десятого... а ради своей жены, - добавил Реборн.
- Мне кажется, что он хотел начать с ней все с самого начала, - поделился Ямамото мнением насчет своего друга. - То есть.. ну, знаете... ради босса он всегда выкладывался на работе по полной, часто забывая сказать ей, куда и зачем он отправился, на какое задание. Может, он осознал, что все это время игнорировал ее, потому так стремился обратно вчера ночью... - Ямамото не стал стал продолжать. То, чего он сказал, было достаточно, чтобы остальные поняли, о чем он.
Биянки вздохнула, но она не могла не волноваться за Хаято и не бояться за Хару. Ее брат действительно повзрослел.

- Г-гокудера-кун? - неуверенно спросил Ламбо подрывника, молча стоявшего перед подоконником, держа в руке бокал с вином, чтобы расслабить нервы. Юноша заметил, что он впервые видел хранителя урагана таким озадаченным. И, учитывая то, что он почти вырос с ним и с Хару под одной крышей, он начал понимать, почему.
- Хару похитили, - начал он объяснять, обернувшись к парню. - И произошло это из-за того, что мой отец натворил бед в прошлом.
- Н-но...
Заметив, что его голос задрожал, Гокудера подошел к мальчику и сел на диван рядом с ним и погладил его по голове.
- Не смей реветь при мне, тупая корова, - начал он, как обычно, но его глаза выражали далеко не то раздражение, которое обычно сопровождало эту фразу. Взгляд был более, чем просто серьезным. - Я верну ее. Обещаю. И потом мы все втроем вернемся в Японию и поедим то, что она приготовит.
Несмотря на то, что юноше сказали не плакать, Ламбо чувствовал, что слезы начали наполнять его глаза. Очень часто Гокудера его ругал за то, что он был таким плаксой, но Ламбо ничего не мог поделать с этим. В конце концов, да, он был настоящей плаксой.
- Ламбо пойдет с тобой, - предложил тот свою помощь.
Подрывник помотал головой. У него были причины взять его с собой в Италию. Но если кто-либо из его друзей будет вовлечен в дела его семьи, которые наделал его отец в прошлом, Гокудера не сможет позволить кому-либо из них пострадать. Несмотря на то, что он знал, что Ламбо мог постоять за себя, он все же хотел принять меры предосторожности? было все еще неизвестно, насколько силен враг.
- Я сам разберусь с этим. В конце концов, сын несет бремя отца.
Он поднял голову, увидев, что Биянки зашла в комнату. Они были не в поместье Вонголы, потому что Гокудера решил, что переночует там, где вырос, где провел первые годы своей жизни, будучи мальчиком, до того, как сбежал, узнав, что учительницей по фортепиано была его родная мать.
- Семья Берлуссони похитила Хару. Реборн говорил с Занзасом и узнал что, они не знают, где ее держат, - перешла Биянки сразу к делу. - Они смогли перехватить только тот телефонный разговор.
- Что он сделал? - спросил подрывник.
Биянки увела взгляд.
- Значит, сын понесет бремя отца, да? Даже если не он все это начал? - присев, спросила она. - Была одна женщина... да, жена предыдущего босса Берлуссони. Ты был тогда младенцем, поэтому ничего не знаешь об этой истории. Отец и мне никогда не рассказывал о том, насколько вражескими были наши отношения. Все, что я знаю, это то, что ее застрелили. Да, ее похитили и застрелили без тени сострадания.
- Не торопись с выводами, - продолжила сестра подрывника, заметив, что Хаято почувствовал отвращение к своей семье. - Муж той женщины... он поклялся отомстить за нее, но правда в том, что ее убил не отец. Его обвинили в этом потому, что он был лидером группировки. Вот, что значит, быть боссом, нести ответственность за действия своих подчиненных, даже если они нарушили приказ.
- И... отец сделал только это? - спросил Гокудера, не желая думать о том, что они могут сделать то же самое с его женой.
- Да, несмотря на то, что человека, спустившего курок в тот день, наказали за нарушение приказа. Отец никогда не хотел брать кого-либо в заложники, но было уже поздно, когда ему сообщили, что один из его людей захватил женщину. А потом, когда лидер Берлуссони увидел, что его жену привязали к стулу началась перестрелка.
- Если они хотели отомстить.. то почему они ждали до сих пор?
- Понятия не имею. Может, выжидали удобного случая, чтобы поступить точно так же... В любом случае, ты должен скорее спасти Хару, Хаято.
- Да ясен пень, - кивнул он.
Подрывник повернулся к Ламбо, который внимательно слушал все это время историю:
-Остаешься здесь и защищаешь мою сестру, договорились?
- Д-да... - разочарованно ответил юноша. Он хотел пойти с Гокудерой, он всегда восхищался тем, как тот дрался, хотя ни разу этого не признавал. Он еще сам этого не понял, но в характере Хаято было что-то такое, что Ламбо очень уважал. Может, это произошло потому, что, несмотря на кажущееся раздражение, он постоянно следил за тем, как рос этот ребенок.
- Ты, наверное, захочешь зайти туда, - протянула Биянки брату адрес. - Там ее и убили.

Глава семьи Берлуссони, заметив, что недалеко от склада припарковался мотоцикл, поднял бровь от удивления. Он не помнил, чтобы оставлял Хаято какие-либо координаты, и он сомневался, что подрывник мог знать об этом месте. Поэтому, когда хранитель урагана снял шлем, он был удивлен увидеть его здесь.
- Ты только посмотри, - обратился он к одному из своих людей. - Как он умудрился так быстро найти это место? Приведи женщину.
- Сеньор, я уверен, что Хаято Гокудера отличается от своего отца. Я слышал, что он очень силен, и, среди остальных хранителей Вонголы, он располагает.. ээ.. каким-то странным вооружением.
- Я не помню, чтобы спрашивал твоего мнения. Тебе следует знать, что мы это делаем в честь нашего предыдущего лидера. И, если ты говоришь об оружии, то намотай на ус, что у нас - лучшее. Та женщина будет нашим самым мощным орудием против него. Мне нравится ее храбрость.
- И что нам с ней сделать?
- Убить.. у него на глазах...

@темы: Fanfiction, Haru Miura, Hayato Gokudera, Lambo, Ryohei Sasagawa, Tsunayoshi Sawada

Комментарии
2010-08-13 в 13:13 

А где вторая часть - то? Ни то ведь ЖАЖДЮ, знаете ли!)))
Спасбо, что взялись за такой труд, как перевод! Интересный фик!)))

2010-08-13 в 13:19 

Кикуша - чан оу не за что)
фанф переводить сложно, ибо я еще устроилась по ходу дела русскоязычной бетой -___-
у автора тавтология тут и там, предложения простые, часто даже просто спонтанные предложения, не очень связанные с ходом мыслей героев -___-
я дальше перевожу, третья глава по ходу самая большая -___-

   

Reborn! Het Comm

главная