Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:22 

геккоо с вами.

Название: Превратности судьбы (продолжение)
Автор: gekkoo
Персонажи, пейринги: Гокудера/Хару, Тсуна/Кёко - фоном, как всегда, Ямамото Такеши, Биянки, Реборн, Курокава Хана, Сасагава Рёхей.
Жанр: повседневка, драма, романтика
Предупреждение: героям по 16 лет.
Размер: 8 522 слов
Рейтинг: PG-13 внезапно, да xD
От автора: извините за очередного динозавра, без ООСа свести эту пару не так-то просто. я разбил фанфик на части для удобства ._. и да, кста, вдохновлено фанфикшнами с разных языков в том числе отсюда)
Состояние: завершен
Размещение: с разрешением, с шапкой, с ссылкой в комментарий или у-мыло.

III Битва. Отчаяние. III
Хару, все время тренировавшая себя в разных кулинарных, швейных и прочих искусствах по ведению хозяйства, подготовилась к финальной битве за Тсуну-сана. Сегодня он позвонил ей и попросил прийти к нему домой, чего раньше еще не было, и девушка, решив, что наконец-то ее оценили по достоинству, помолившись на удачу, вышла из дома. Когда она подошла к порогу дома любимого парня, то заметила всего одну пару обуви, и та точно не принадлежала ему, в этом Миура была уверена.
В доме было пусто, а время было уже позднее. "Может, он ждет меня у себя?" - покраснев, замечталась она. Осторожно шагая по ступенькам, она тихо приоткрыла дверь.
- Тсуна-сан? - негромко позвала она и вошла внутрь. Вдруг дверь сзади резко захлопнулась, и Хару, не успев отреагировать, упала на пол животом вниз. Она хотела развернуться, но почувствовала, как на нее поставили что-то тяжелое. Ну, или кто-то просто сел на нее. - Кто здесь? - спросила Миура, стараясь разглядеть лицо напавшего.
- Лежи смирно и не двигайся, - услышала она знакомый прокуренный голос.
Они и до этого вечера враждовали, но до засады еще никто не догадывался. К тому же, это ведь Савада позвал ее сюда, а не он.
- Слезь с меня! - злобно потребовала она, стараясь развернуться рывком.
Хаято, видимо, недооценил эту глупую женщину, потому что именно в этот момент потерял баланс, и его опрокинули на пол.
- Совсем спятил?! - возмутилась она, встав. - Где Тсуна-сан?
Неспешно поднявшись на ноги, Гокудера не без наглой улыбки ответил:
- На свидании.
Наверняка, Хару стоило опешить или отступить, но она после этих слов разозлилась лишь сильнее, и, потеряв голову, сцепилась с ним, как кошка с собакой. Она не умела драться, она не знала никаких приемов, но это не мешало ей царапаться и кусаться. Подрывник же, напротив, мог умело вести бой с самыми разными противниками, но вся загвоздка была в том, что считать глупую женщину своим противником он не мог. Помехой - да, надоедливой мухой - тем более, но никак не противником. И при всем этом, ему нужно было не оставить на ней ни следа, ведь навряд ли его босс обрадовался бы, если бы узнал, что его подруга оказалась в больнице по вине своего подчиненного.
Кстати, о Десятом. Он наконец-то собрался на свидание с любимой Кёко-чан, но всерьез боялся, что они во время прогулки могли наткнуться на Миуру, и испортить вечер и себе, и ей. Поэтому он позвонил ей и попросил прийти, а Гокудере поручил подержать ее в комнате до конца встречи. Наверняка Саваде стоило уточнить, чтобы его друг приберег кулаки и ругательства ради другого случая, но полуитальянец, выросший в опасной среде, где пуля могла попасть в лоб за любым углом, понял слова Тсуны по-своему.
В какой-то момент Хару удалось освободиться от рук Хаято, и она поспешила к двери, но он, будучи опытным бойцом, рывком встал прямо перед ней. Миура хотела взять его за шиворот и отстранить, но подскользнулась, и повалилась на пол вместе с ним. Воспользовавшись таки положением, подрывник загнул ей руки за ее спиной и надавил на нее весом своего тела так, что у школьницы подвижными оставались только пальцы ног, но, разумеется, никакой помощи от них не было. Если это ради Десятого, то он полежит на этой женщине. Даже если это будет означать, что ему придется терпеть щекочущее учащенное дыхание в шею и обвить свои руки вокруг нее. Да, со стороны это выглядело совсем не так, как было на самом деле.
Через пять минут пыл обоих подостыл, и Хаято, убедившись, что сопротивление было окончательно подавлено, оторвался от Хару и лег на спину рядом. Он не думал, что она будет такой настойчивой, хотя то, что дело касалось Десятого, многое поясняло. Девушка постаралась приподняться, но у нее заныли мышцы на руках и ногах, и она снова рухнула на пол. Сейчас нужно было забыть о Тсуне и постараться хотя бы вернуться домой.
- Я двигаться не могу, - сдалась она, надеясь, что этот грубиян все же поможет ей. Наивная.
- Твои проблемы, - буркнул он.
- Если ты меня не проводишь до дома, то мои родители начнут переживать и позвонят Тсуне-сану! Неужели ты хочешь, чтоб у него были проблемы?
Чертыхнувшись, парень привстал и нехотя подал ей руку, но ответной реакции не было.
- Я же говорю, что двигаться не могу, - пояснила Миура.
Вздохнув, подрывник поднял за талию опешившую девушку, у которой загорелись щеки, и повесил ее себе на плечо, как ковер.
- Тогда я приведу тебя домой вот так.
Гокудера был сильным и выносливым, поэтому рассчитал, что без проблем сможет довести "груз" до пункта назначения, но на лестничной площадке у него из-за недавней склоки задрожали колени и он скатился на нижний этаж вместе с глупой женщиной. Сам-то он как-то умудрился приземлиться на что-то мягкое, и его больше волновало состояние Хару: неужели Десятый все-таки встретит ее в больнице? Как только он привстал, его окатило волной смущения оттого, что он осознал, что так значительно смягчило его посадку. Через долю секунды он почувствовал резкую боль в щеке: запыхавшаяся разобиженная Миура подарила ему искреннюю звонкую пощечину. Да как он смел вообще прикасаться к ее груди? Да и еще лежать на ней, уткнувшись носом? Следом за ударом по щеке последовал пинок в паховую область. "Она же говорила, что двигаться не может?" - думал Хаято, согнувшись в три погибели от боли. Школьница, мгновенно встав, пулей вылетела из комнаты, проплакав что-то глупое о том, что теперь она недостаточно чиста для Тсуны-сана из-за того, что ее только что осквернили: драматизировать Хару умела всегда.
Однако этот вечер не смог стать достаточной причиной для того, чтобы забыть Саваду.

7 лет спустя.
Молодая женщина деловито шагала на невысоких каблуках по узким улицам Намимори. Сегодня был хороший день, ей везде улыбались, удача шла с ней рука об руку, и по пути попадалось много симпатичных парней. Но она торопилась домой к своей лучше подруге, чтобы поделиться новыми яркими впечатлениями от концерта, на котором побывала прошлым вечером. Ей было немного стыдно за то, что она уже такая, казалось бы, взрослая ходила по фестивалям, на которых выступали бойз-бенды, состоящие из парней на год-два младше, чем она сама, но то, что она посещала их с одной из подруг, сильно успокаивало. Несмотря на то, что этой подруге было всего тринадцать лет.
Дверь дома Сасагавы была открыта, и Хару, решив, что Кёко-чан как всегда дома, громко вошла на порог.
- Кёко-чааан! Кей-Джи был великолепеееен! - мечтательно воскликнула она. Ей еще столько всего хотелось рассказать, но именно этот Кей-Джи таки рвался наружу радостным воплем. Ответа не было. - Кёко-чаан! - повторила она.
Через несколько секунд послышалось шарканье домашних тапочек, и к удивлению Миуры, ее встретила не подруга детства, а Хана Курокава, ныне экстремальная любовь одного из хранителей Вонголы.
- Арэ? А где Кёко-чан? - спросила гостья.
- В Италии с Савадой, - равнодушно зевнула Хана и заметила, как бодрая улыбка новоприбывшей сошла на нет. - Рёхей и остальные тоже с ними.
День бы плохим. Очень плохим. Ее и раньше оставляли в неведении поездок Тсуны-сана, и, причем, она догадывалась, на ком лежала ответственность за это, но если брали с собой Кёко, то и Хару не оставалась в стороне. Не к добру.
Курокава пригласила Миуру на кухню, и последняя молча пошла за ней.
- Что делать будешь? - строго спросила Хана, когда Миура села за стол.
- В смысле? Делать с чем? - непонимающе моргнула Хару, глотнув теплый чай.
- С их свадьбой.
Хана сложила руки на груди, терпеливо выжидая ответ.
С-свадьбой? Настроение, приподнятое этим утром, катилось коту под хвост. День был прекрасным? Нет. Плохим? Уже нет. Ужасным? Пожалуй, это было самым близким определением. Хару, конечно, знала, что Тсуна уделял немало внимания ее подруге, но ведь и о ней не забывал.
- Всем известно, что ты клеилась к Саваде, - продолжала возлюбленная боксера. - А тут дело до их свадьбы дошло. Что ты будешь делать?
Ее грозный взгляд и строгий тон подсказывали Миуре, что, если та ответит что-то вроде "Добьюсь своего!" или "Не буду сдаваться!", то спокойно выйти из этого дома будет весьма проблемно.
- Да чтоооо ты, - беспечно протянула Хару, закатив глаза и широко улыбаясь. - Он же мне, как младший брат!
Глупая мысль, но ничего больше в голову не приходило. Идиотская ситуация, но надо было как-то выкручиваться. Появилась тут одна идейка, но она была неприятной...
- Да и к тому же, я уже пообещала одному человеку, что не буду вешаться на его шею...
И это было правдой. Удивительно, почему она еще помнила про розыгрыш Хаято.
- Вот как, - удовлетворенно кивнула Курокава и, облегченно вздохнув, присоединилась к чаепитию.

В Италии тем временем хранители Вонголы думали, как быть и что делать. Они были в курсе серьезных намерений Миуры, которая сильно старалась, чтобы стать будущей женой, поэтому знали, что не ее свадьба с Тсуной может обойтись им боком, если не угомонить эту женщину. А как это выполнить не знал никто, так как к ее тараканам за все время совместного общения не лезли.
- А почему бы не сделать ее любовницей? - неожиданно предложил Такеши, расплываясь в беспечной улыбке. - А Кёко-сан будет женой. И все буду счастли...
- Ямамото! - осуждающе перебили его одновременно Тсуна и Рёхей.
- Хорошая мысль, - кивнул мечнику арокбалено, сидевший напротив Савады.
- Реборн!
- А что? Назовите мне хотя бы одного босса мафии, у которого была всего одна женщина, - хитро произнес он. - У всех как минимум одна любовница, ничего страшного, если...
- Но Реборн! Это.. это же не честно! - опешил Тсуна. - Причем, к обеим! Я не смогу врать Кёко-чан, да и Хару не будет рада.
- Ты делаешь проблему из такой мелочи, - вздохнул маленький мафиози. - Занзас, будучи боссом одного из отрядов Вонголы, например, никогда не задавался такими вопросами. У него много женщин...
- И все они разные, и больше одной ночи он их не видел, - заключил Хаято. - Нет уж, наш босс - другое дело. Он честный человек. Негоже сравнивать того парня с Десятым.
- Спасибо, Гокудера-кун, - поблагодарил его Савада за поддержку.
- Тебе ли говорить, - продолжал Реборн, обратившись к подрывнику. - Ты сам был сыном любовницы своего отца, - напомнил он. Хранитель урагана сжал кулаки. Обязательно было говорить об этом при Десятом? - Кстати, о тебе. Ты ведь уже унаследовал все состояние и дела своего отца, я прав?
- Да, - нехотя кивнул хранитель урагана.
- Почему теперь ты не позаботишься о сыне? - аркобалено спрыгнул с мягкого кресла и на маленьких ножках подошел к Хаято, который покрылся густым румянцем после вопроса репетитора. - Ну?
- Ээ, - протянул мужчина, которому резко стало душно и он, пальцем спустив галстук, расстегнул две верхние пуговицы. - Не видел подходящей женщины, - сухо ответил он, старательно избегая контакта взглядом с Реборном. - И вообще, причем здесь я?
- Ну, неужели ты не хочешь, чтобы в дальнейшем детей Тсуны и его жены защищали именно твои, а не кто-нибудь другой?
"А это мысль... Да, это определенно неплохо", - думал мужчина. "Осталось ведь найти только женщину, да? Но они все такие безнадежно глупые. Глупые женщины... Так, стоп!"
- Ты на кого-то конкретно намекаешь? - подозрительно приподнял бровь подрывник, но ответ на свой вопрос не получил, потому что Реборн, многозначительно ухмыльнувшись, вновь перешел к вопросу о женитьбе.

IV Случайности IV
Через полгода было решено провести свадьбу в загородном поместье в Италии, согласно лучшим традициям семьи. Все гости были самыми близкими к Вонголе, вместе с невестой прилетела и родня Кёко, которая каждый час восхищалась чем-то. То это был красивый фонтан, то сад, то дорогой автомобиль, словом, родителям девушки стало в какой-то момент страшно выдавать свою дочурку за такого богатого парня, но Тсуна, когда дело касалось его возлюбленной, был всегда ответственен и серьезен, и лучшую партию для младшего ребенка супругам Савада было не сыскать.
Скоро должна была начаться процессия, которая завершалась, по традиции, обменом колец, но Вонгола держала втайне от всех, что на самом деле они были еще не готовы.
- Вы же должны были доставить их нам еще вчера! - кричал по телефону Гокудера, ожидавший ювелирные изделия в специальном гостиничном номере. - Что значит, транспорт отказал? Вы хоть имеете представление, кого подставляете?!
Раздраженно бросив трубку на кровать, Хаято нервно зашагал по комнате из угла в угол. Ему нужно было срочно придумать, как достать и довезти их до поместья вовремя. Неожиданно строгий костюм, в который он был облачен сегодня, показался ему тесноватым. "Черт! Если я так подведу Десятого в день его свадьбы!.." Мужчина не успел закончить мысль, потому что дверь спальни резко распахнулась, и в комнату грозно шагнула молодая женщина с короткой стрижкой.
- Да что там с этими кольцами?! - сразу сошла она на крик. Она тоже оделась сравнительно строго: все украшение ее одежды составлял белый цветок, подшитый карману на груди. Было видно, что женщина нервничала не меньше правой руки босса. Миура еще не полностью смирилась со своим поражением, но, тем не менее, искренне старалась изо всех сил помочь со свадьбой: звонки, оформление приглашений, рассылка запросов на товары... Казалось бы, что все это мелочи, да и к тому же, у Вонголы были люди, чтобы разобраться со всем этим, но Хару настояла, чтобы ей нашли работу. "Погулять и на своей свадьбе успею", - торопливо отмахивалась она от предложений подменить ее. И вот сейчас, эта глупая женщина требовательно смотрела на хранителя урагана.
- Да я откуда знаю?!
- Их хоть закончили?!
Схватившись за голову, Миура присоединилась к походу из угла в угол. Ей хотелось сделать свадьбу Тсуны-сана особенной, самой счастливой и красивой из всех, на которых она успела побывать, даже если это означало, что белое пышное платье оденет другая. Что делать? Хару резко остановилась, когда к ней в голову пришла одна мысль.
- Поехали до ювелира!
- Но в городе пробки! Да и даже без них мы едва успеем до поместья от того старика! - развел руками паниковавший Хаято.
- Срежем где-нибудь! - предложила она. - Мотоцикл твоей сестры еще здесь?
Понимающий кивок дал знать, что парень усвоил, к чему клонила девушка. Заметив, что подрывник пулей спустился вниз, не желая ждать автора идеи, она крикнула:
- Эй! Я с тобой!
- Мешать только будешь! - не оборачиваясь, второпях ответил Гокудера, стремительно спускаясь вниз. Ему было не до капризов этой глупой медленной женщины. За эти две недели подготовки он, конечно же, успел привыкнуть к ее компании, но этого было мало, чтобы остановить его оскорбления.
- Я хочу помочь!
Хару едва успела сесть за ним, когда он, рывком надев на себя шлем, завел двигатель. Мотоцикл ревел, как дикий зверь, привлекая внимание простых прохожих и дорожного патруля, который также заметил, что ехала эта парочка с хорошим превышением скорости. Если бы ювелир жил в том же пригороде, где и находился дом Вонголы, проблем с временем не было бы, но вся загвоздка была как раз в том, что они находились по разные стороны города, и прямой дороги в объезд не было. Хару, крепко прижавшись к подрывнику одной рукой, второй набрала номер мастера и предупредила, чтобы он никуда не выходил. Когда они подъехали к порогу его дома, до церемонии уже оставалось чуть больше получаса. Дрожащий худой старичок аккуратно передал женщине коробочку с кольцами. Миура одним движением открыла ее, и убедившись в годном состоянии предметов, ловко спрятала их в пиджаке.
- Хватит мельтешить! Садись быстрее! - позвал ее Хаято, терпение которого успело закончиться тогда, когда они выехали из города. Хару быстро села за мужчиной и, крепко обхватив его руками, приготовилась к уже знакомому реву мотоцикла. Она тоже нервничала, она тоже торопилась, и она тоже понимала, что короткой дороги до поместья не было.
- Срежем! - оценив ситуацию, предупредил хранитель урагана.
- Здесь..? - опешила Миура. - Ты же не собираешься гнать по бездорожью?
- Иначе не успеем, - сухо ответил Гокудера и, коротко помолившись всем богам, которых знал, сошел с заасфальтированной дороги.
В какой-то момент женщина испугалась, что ее жизнь будет так внезапно окончена в день свадьбы ее любимой подруги, и она рефлекторно прижалась всем телом к мотоциклисту. Сам же мужчина, тихо радуясь, что шлем был затонирован, почему-то вспомнил слова Реборна и молча принял ее объятия, в которых довольно-таки ясно читалось доверие. "Неужели она думает, что мы вот так разобьемся?" - думал он, ловко маневрируя на мотоцикле, избегая столкновения с большими камнями, пнями и прочими препятствиями. Впрочем, он сам себе удивился, когда осознал, что ему понравилось прикосновение ее теплых рук, крепкая хватка ее пальцев на его рубашке... И с чего это вдруг? Может, его раньше никогда не обнимали, как в последний раз?.. Разве что, мать...
Они приехали весьма впритык, всего за десять минут до начала, а ведь надо было еще привести себя в порядок...
- Вы, что, через ад сократили? - ужаснулась Биянки, увидев, сколько грязи и пыли собрал ее младший брат со своей попутчицей на одеждах. Последняя даже умудрилась как-то прицепить зеленые листья. К счастью, к ним вовремя подошел Такеши и, смерив пару привычным беспечным взглядом, увел друга через черный ход, а Скорпион, убедившись, что их никто не успел засечь, незаметно провела Хару в комнату, где та могла бы переодеться.

- Я, конечно, взяла пару платьев, но не думала, что придется тебя так выручать, - разбирала сестра Хаято свой багаж, стараясь подобрать подходящую замену подруге, которая и без ее упреков чувствовала себя неловко. Каждое платье, которое вытаскивала Скорпион было или слишком мрачным, или слишком вызывающим, или и тем и другим одновременно. Смирившись со стилем Биянки, Миура постаралась выбрать самый компромиссный вариант, который броско содержал в себе длинный откровенный разрез. Все же лучше, чем полупрозрачные сеточки в самых неожиданных местах.
- Не хотелось бы быть в черном на свадьбе, - вздохнув, окинула она платье оценивающим взглядом. Хозяйка этого гардероба ушла, оставив молодую женщину в полном одиночестве. Искренне надеясь, что никто не зайдет, пока она будет переодеваться, Хару разделась и, только со стороны посмотрев на те тряпки, что сняла, поняла, почему Биянки сделала такие страшные глаза, когда увидела их. Времени не хватало, поэтому Миура резко начала натягивать новое атласное платье, которому явно не нравилось подобное обращение: длинная молния, начинавшаяся с копчика на спине заела посередине.
- Этого еще не хватало! Только не сейчас! - взмолилась она, стараясь поправить упрямый замок. Вдруг послышался чих, и женщина резко развернулась. - Хахи! Кто это?
Она осмотрела комнату. Да и спрятаться было особо-то и негде, кроме...
- Как тебе не стыдно! - гневно стуча каблуками, Хару подошла к ширме и со всей силы отодвинула ее в сторону. И почему она удивилась? У этого человека была привычка оказываться там, где она совсем не ожидала его обнаружить. - Гокудера-кун, - безнадежно вздохнула она, поняв, почему он был таким розовощеким.
- Я... я ничего не видел, - разводил он руками, тщетно скрывая свое смущение.
- Я не буду спрашивать, как и почему ты здесь, но раз уж так сложилось, то помоги с этим! - потребовала Миура, встав к нему спиной.
Парень растеряно разглядывал ее обнаженную спину, которую пересекала лишь тонкая лента бюстгальтера*. Сконцентрировав внимание на этом предмете, он осторожно потянулся к нему, и, раз того просила дама, попытался расстегнуть его, но...
- Я про молнию! - раздраженно процедила покрасневшая Хару.
----------
* лямки же были прикрыты краями платья, которое в глазах подрывника выполняло лишь роль фона.
----------
- А, - только и смог выдавить из себя мужчина, лицо которого наводило на мысли о томатах. Он, аккуратно рассматривая собачку молнии с разных сторон, слегка потянул за ткань, и застежка словно сама спустила руку растерянного хранителя урагана вниз.
- Гокудера! Сейчас не время придуриваться! Быстро подними!
- Не кричи на меня, глупая женщина! Я, знаешь ли, не каждый день вожусь с такой дрянью!
Едва с замком было покончено, как послышались колокола.
- Опаздываем! - синхронно запаниковали они, переглянувшись. Пара мгновенно спустилась вниз и, стараясь не привлекать лишнего внимания, обустроилась на задней скамье. Вот, молодоженам протянули те самые кольца, из-за которых было так много возни. А вот, Тсуна поцеловал Кёко. У Хару по понятным причинам возникло ощущение, будто что-то сжалось в груди, и она, стараясь успокоить боль, приложила стиснутый кулак к ноющему месту. Хаято же, напротив, был очень рад за своего босса и чуть не прослезился от наступившего счастья.
- Так держать, Десятый! - негромко восхитился он, не заметив, что женщина, сидевшая рядом, вышла. Впрочем, этого не заметил никто, ведь все внимание с этого момента крутилось вокруг свежей супружеской пары.

В том, что подрывник через пару часов пытался успокоить Хару, которая, закрывшись, плакала в три ручья в гостевой спальне, не было ничего личного. По крайней мере, ничего личного не предполагалось, ведь Хаято было поручено проследить, чтобы все приближенные босса были счастливы сегодня, а эта женщина вела себя совсем наоборот. Он уже пять минут, как пытался достучаться до нее, но ответом ему были только душераздирающие всхлипы. Случайные прохожие редко проскакивали тут, но, каждый раз, когда они проходили мимо, Гокудера чувствовал себя неуютно.
- Открой дверь, глупая женщина! Если ты не сделаешь этого сейчас, то я ее выбью силой, и все увидят твои слезы!
Достаточно страшная угроза? В ответ послышалось тихое постукивание каблуков за дверью.
- Я не выйду, - шмыгала она. - Скажи всем, что я ушла...
- Я не собираюсь обсуждать с тобой это через стену! - прорычал он. - Десятый и госпожа тоже хотят видеть тебя!
"Госпожа? А, Кёко-чан..."
Послышался щелчок в замке. Дверь тихо приоткрылась, и оттуда показалась аккуратно постриженная головка.
- Заходи, - опустив грустный взгляд, пригласила она его внутрь. Мужчина осмотрелся по сторонам и, убедившись, что коридор был чист от свидетелей, проник в комнату.
Она была уютной, богатой и красивой, что соответствовало положению Вонголы. Хару, закрыв дверь за хранителем урагана, свалилась на большую кровать, контрастируя в черном платье с белым покрывалом.
- Тебя действительно хотят видеть, - начал Гокудера. - Выйди в зал хотя бы ради Десятого...
- Меня хотят видеть, - послышался приглушенный подушкой голос, - только из-за того, что им любопытно, как я буду себя вести. Я удивлюсь, если о моих старых намерениях не знает еще мебель.
Аргумент был веским, ведь там внизу, на первом этаже, собралось немало сплетниц, каждую минуту ожидавших появления заплаканной Миуры. Она теперь так сильно жалела, что бездумно болтала всем подряд о том, что хотела быть женой Тсуны-сана.
- Но ведь, если ты не покажешься, то все подумают, что ты не хотела свадьбы босса.
- Это не правда! - вскочила заплаканная Миура. - Я честно желаю ему только счастья! Честно!..
Мужчина поморщился, увидев, как жалко выглядела та, кто пророчил себе место супруги Савады. Красные глаза, потекшая тушь...
- Не смотри на меня так! - смахнула она черные пятна под глазами, поняв, что они сильно привлекали внимание.
Подумать только, а ведь это она с пеной изо рта спорила с ним, что будет с Десятым. Хару уже прекратила плакать, и это здорово воодушевило мужчину на продолжение уговоров. Он подошел к ней и, положив руку на плечо, взглянул на нее, как на маленькую девочку, у которой только что упал любимый леденец. Несмотря на то, что с детьми разговаривать он не умел, подход к молодой женщине все же отыскался.
- Так, давай ты сейчас умоешься, улыбнешься и выйдешь вниз, хорошо?
- Ладно, - кивнула она и продолжила она вытирать тушь.
- Вот и славно, - выпрямился подрывник и направился к двери, но его внезапно дернули за рукав.
- Только подожди меня, - попросила Миура. - Одна я не выйду...
- Хорошо, хорошо, - устало махнул он. - Я буду у двери.

Женщина мягко ступала по торжественному залу, гордо улыбаясь и бессловесным кивком приветствуя незнакомых ей людей, коих здесь было большинство. Гокудера не сомневался, что, если бы эта женщина хотела, то могла стать блестящей актрисой, потому что та, кого он вел за собой за руку, сильно отличалась от ноющей особы в спальне. Они шли по направлению к молодоженам, вокруг которых вертелись гости с подарками и фотографы, и, когда они начали позировать вдвоем для последних, Хару захотелось вновь пуститься в слезы, но она старалась держаться молодцом. В конце концов, она была рада за обоих. Просто, ей одновременно было обидно за себя.
- Хару-чан! Гокудера-кун! - широкой улыбкой поприветствовал их Тсуна.
- Поздравляю, Тсуна-сан, Кёко-чан, - счастливо произнесла Миура, крепко стиснув руку подрывника. Он хотел заворчать, но вовремя осекся, заметив легкую дрожь на ее плечах. "Спокойно, глупая женщина, не зареви здесь!" - думал он, пока Хару, не снимая проверенную маску приподнятых уголков губ, перечисляла всевозможные теплые пожелания.
- Спасибо, - обняла ее Кёко, на глаза которой выступили слезы счастья. - Я так нервничаю! - поделилась она переживаниями с подругой. - Тут столько людей, я так боясь ляпнуть что-нибудь лишнее!
- Спокойно, - обнадеживающе похлопала ее по плечу подруга. - Вперед, и в бой! Все самое волнующее уже позади! Хотя... - Хару хитро подмигнула невесте, и та залилась багровым румянцем.
Пока подруги о чем-то щебетали, Тсуна обратился к хранителю урагана.
- Побудь с ней сегодня, ладно? - не без опаски в голосе попросил он, чувствуя, как волновалась подруга его жены.
- Раз вы так просите, - смутился Хаято. Ему в голову резко ударило воспоминание того, как он пытался справиться с молнией на платье этой глупой женщины. Он туда зашел просто переодеться, когда комната была пустой, а потом в нее резко ворвалась его сестра с ней, и он не придумал ничего лучше, чем просто затаиться за ширмой. Он надеялся выйти из убежища, когда обе дамы выйдут из спальни, но сквозь щели ширмы случайно разглядел почти обнаженную фигуру Хару, и в его носу предательски защекотало, и... И он себя выдал, попав в неловкое положение.
- Ладно, я пойду погуляю! - улыбнулась Миура.
Перед тем, как пара удалилась, чтобы раствориться в толпе, Савада молча поблагодарил Хаято за его старания: мужчина знал, что ему, вероятнее всего, придется нелегко. Подрывник заметил, что, как только они отвернулись от новой супружеской пары, его спутница начала учащенно дышать, подрагивать плечами, но при всем этом старалась сохранять непоколебимую улыбку.
- Не сейчас, - вслух подумал он, и, получив понимающий взгляд японки, решил увести ее в привычную комфортную компанию: к бейсбольному придурку, к сестре или к боксеру с его подружкой, но среди последних, она навряд ли почувствует себя удобно.

- Что делать с больным сердцем? - находясь в прострации, тихо спросила она, пока ее водили из одного угла огромного помещения в другой.
- Хватит ныть, глупая женщина! - негромко прошипел Гокудера. - Знаю я одного человека, кто мог бы тебя вылечить, но для женщин у него особые меры...
- Хаятоооо! - послышался громкий мужской голос за спиной. Почему-то хранитель урагана догадывался, кто это мог быть, и не ошибся. Что там всплывает, когда говорят о нем? Доктор Шамал шатающейся походкой подошел к остановившейся паре. - Какую подружку ты себе отыскал! - подмигнул он, кивнув в сторону покрасневшей Хару. Не оценить такое платье, вырисовывающее фигуру в выгодном свете, он не мог: длинный разрез, глубокий вырез, черный цвет, - все это было своеобразным ГОСТом в извращенном микромире бывшего учителя. - А я ведь помню тебя такиииим маленьким, - жестикулировал он, стараясь руками изобразить примерный рост семилетнего мальчика. Гокудера искренне надеялся, что этот клоун закончит пораньше, не успев сделать ничего, позорящего ни его, ни гостей.
- Во-первых, она не моя подружка, - начал он, - а во-вторых, мы пошли.
Они уже развернулись в прежнем направлении, но врач, ловкими шагами, преградил им путь свой широкой грудью.
- Ну, тогда одолжи мне ее на вечер, - заговорщически подмигнул он своему ученику в надежде на то, что тот согласится.
- Ага, только попробуй, старый извращенец!
- Ты жадный, - обиженно фыркнул Шамал. - А что, если дама не против? - он сделал шаг навстречу опешившей Хару, которая автоматически выставила руки в защиту вперед.
Хаято молча увел "даму", не удостоив старого знакомого ответом. И без того было ясно: она против.

V Не та победа V
Миура не знала, что с ней было бы, если бы Гокудера не напоминал ей периодически, что раскисать было никак нельзя. В целом, она держалась довольно хорошо, но все же недостаточно. Сначала она не хотела ни есть, ни пить, но после того, как ей навязали шампанского ради здоровья молодых, она сдалась. Сначала один бокал, потом второй... Хаято, сопровождавший ее, не был против, даже наоборот, поддерживал ее, потому что, чем больше она пила, тем шире и легче улыбалась. Праздник затянулся до четырех утра и, судя по бодрости многих гостей, собирался продолжаться еще не менее двух часов.
- Арэ? А где Тсуна-сан и Кёко-чан? - удивленно осматривалась по сторонам Хару. Молодожены успели молча удалиться от любопытных глаз и закрыться в спальне, но озвучивать это прямым текстом Гокудере не хотелось, поэтому он применил компромиссный вариант.
- Ушли. Спрятались.
- Зачем? Эт-то ч-часть традиций Вонголы? - прерывистым голосом спросила Хару, у которой слегка кружилась голова. - А, и теперь надо найти их, да? В игре участвует все поместье, да? Тогда я пошла...
Хаято не успел ее перебить, потому что бред, который она только что сморозила, посадил его в глубочайший ступор. "И-игра? Она что, совсем рехнулась?". Но вспомнив количество бесконтрольно выпитого ею шампанского, все встало на свои места. Когда он опомнился, глупая женщина уже успела куда-то деться. В мыслях хлопнув себя по лбу, он, собрав все свое терпение, принялся искать ее по всему дому. Периодически в его голову заглядывали мысли типа "Если бы я был Хару, то куда бы я пошел?", но они только мешали и путали. Не могла же она сразу пойти к спальне Десятого? Она ведь даже не знает, где находилась эта комната. Но подстраховаться стоило. И что-то ему подсказывало, что это нужно было сделать поскорее.
Когда он дошел до коридора, который вел к покоям Савады, он увидел, как в другом конце к той самой двери шаткой походкой приближалась Хару. Но едва они заметили друг друга, как она закричала:
- А, Г-гокудера-кун тоже участвует в игре? Я б-буду п-первоооой!
Что ж, стоило предугадать и это. Из-за того, что Миура находилась гораздо ближе к порогу, нежели он, да и еще она была довольно-таки быстрой для выпившей женщины на каблуках, ему пришлось рвануть со всей силы. Только бы успеть до того, как она прикоснется к ручке... Сделав финальную ставку на свой прыжок, когда рука женщины уже почти дотянулась до двери, Хаято толкнул женщину в обратном направлении, и упал на нее, прокатившись несколько метров на ее спине.
- Ай! - скривилась она от боли. Миура хотела встать, но вес мужчины, навалившегося на нее, создал серьезную помеху.
Сам же Хаято облегченно улыбался, что в последнюю секунду смог остановить эту глупую женщину. Интересно, почему его щека чувствовала такую приятную теплую мягкость?.. С-стоп! Неужели снова?!
- Ано, Гокудера-кун, - услышал он насмехающийся голос, - может ты уже оторвешься от моей груди?
Подрывник резко отпрянул от нее, сев на колени.
- Э-это случайно вышло! - прорычал он, покраснев. Потом его глаза заметили одну деталь, из-за чего он стал еще багровее. - Э... э... у тебя, наверное, снова что-то с замком, - указывал он трясущимся пальцем на то, что платье заметно опустилось. Весьма заметно.
- Не может быть! - вскочила она, рукой придерживая проклятую тряпку. Опять эта идиотская молния подвела женщину! Хару вновь пришлось встать спиной к Гокудере. - Сильно он там разошелся? Поправь, пожалуйста...
Хаято долго возился, и судя по его задумчивым вздохам, дело дурно пахло. После пяти минут попыток починить тоненький предмет, мужчина сдался.
- Придется тебе так ходить... То-то Шамал обрадуется, - усмехнулся он.
- Мне не до твоих дурацких шуток! - развернулась она. - Это из-за тебя все испортилось!
- Сама напросилась! Совсем с ума сошла, беспокоить босса сегодня?
До Хару медленно дошел верный ответ на вопрос, поставленный в зале. Она несколько раз открыла рот, но не смогла подобрать нужных слов в свое оправдание.
Ничего не сказав, он взял ее за руку, и целеустремленно повел дальше по коридору.
- Хахи! Куда мы идем? Я никуда не спущусь в таком виде! - резко затормозила она.
- В спальню.
Возможно, мужчине стоило подумать над своим ответом до того, как он произнес его вслух, но у Хару в голове кусочки мыслей составили следующую мозаику: "В спальню", "С мужчиной", "Полураздетая".
- Гокудера-кун! - вырвала она свою ладонь. - Как тебе не стыдно! А я тебе еще доверяла...
Хаято медленно обернулся, поняв, где была его ошибка, но он уже слишком устал, чтобы спорить с ней.
- Послушай, мне нет дела до тебя, и, если тебе так не хочется идти со мной в комнату, то я могу вообще отпустить тебя одну, чтобы ты прошла мимо всех в таком виде.
- Ты что? - опешила она. - Хочется! Очень хочется!
Второй прокол прозвучал на этот раз из уст Миуры, но она так и не поняла, почему щеки ее спутника зарумянились.
- Ладно, - затаптывая смущение, выдавил подрывник и пошел с ней дальше.
Через пару поворотов он остановился около двери и достал ключи. Повозившись с замком, мужчина бесшумно распахнул двери перед Хару, пропустив ее вперед. А женская обнаженная спина на фоне его спальни выглядела совсем иначе. Даже если этой женщиной была всего лишь Хару. Благо, она не оборачивалась к нему лицом, пока пыталась осмотреть интерьер в темноте, и не узнала, что Хаято бил себя по щекам, стараясь вернуть себе серьезное выражение. Он хотел включить свет, чтобы избежать дальнейших опусов, но тут до него дошло, что его спальня в таком случае будет очень хорошо просматриваться со всех комнат поместья, а лишние слухи были ни к чему.
- А где здесь включатель? - так некстати вспомнила Хару.
Гокудера машинально заслонил его телом, прислонившись к стене. Нужно было что-то ответить, а озвучивать свои мысли было слишком стыдно. Может, сочинить, что отключили электричество? Но это же поместье Вонголы, быть такого не может! Или он не любит искусственный свет? Слишком неправдоподобно. Пока он подбирал идеи, женщина, все так же придерживая платье, тихо шагнула к нему.
- Что-то не так? - заглянула она ему в лицо. Соблазнительно прикрыв глаза, Миура обвила руки вокруг него. "Что это тупая женщина собралась делать?" - застыл Хаято, голову которого теперь забивали мысли об отступлении. Внезапно за спиной раздался щелчок, и вся комната озарилась ярким светом.
- Обманула! - хихикнула Миура, но не успела она насладиться своей выходкой, как Хаято, схватив ее за плечи, припер к стенке, закрывая ее тело от окна, на то место, где долю секунды назад стоял сам. В принципе, он сообразил достаточно быстро, навряд ли кто успел заметить ее. Гокудера выключил свет, и спальня вновь стала темной.
- Арэ? - удивилась она. От неожиданности женщина опустила руку, и теперь платье вновь сползало вниз. Благо, подрывник вовремя заметил это, и теперь он стоял, обняв эту женщину, которая не сразу догадалась, что он это сделал, лишь чтобы приподнять злополучный наряд за спиной.
Он хотел объяснить ей, почему освещение было лишним, но не смог. Она, так глупо хлопающая ресницами, стояла с приоткрытым ртом от удивления, и аромат ее духов бил в нос... Что-то призывало его коснуться своими губами к ее, и он, бессознательно повинуясь этому голосу, сдался. Ему очень хотелось скинуть ответственность за свои последующие действия на алкоголь, но Гокудера знал, что выпил не так уж и много... И почему она так жарко отвечала на его поцелуи? Хотя эта женщина уж точно хватила спиртного с лихвой... Да, скорее всего, дело было в этом. Он, не отрываясь от сладких прикосновений ее кожи, повел Хару к кровати и, нежно шепча ей слова, об озвучивании которых даже никогда не задумывался, довел ошибки молнии на ее платье до конца.

Женщина проснулась от яркого света, бившего прямо в глаза. Ей приснился странный сон, в котором почему-то был ее враг со школы, а не Тсуна-сан. "Да уж, чего только не привидится после семи бокалов шампанского, выпитых новичком?" - думала она, открывая глаза, но ей совсем не хотелось вставать: было тепло и уютно, и... "Хару, тебе показалось" - зажмурилась она, заметив мужскую руку на себе. "Здесь никто не лежит! Хару засыпала одна, и проснулась одна!". Миура открыла глаза, в надежде, что наваждение прошло, но чужая рука никуда не делась, и, более того, кольца на ней тоже. Она сглотнула.
- Не смотри так на мою руку, я тоже в шоке, - медленно процедил кто-то сбоку каждое слово. Да, это был не сон.
- Я не верю, - в ужасе произнесла она, глядя в глаза, видимо, только что проснувшегося Хаято и натягивая на себя одеяло. Точно, она была голой. Что ж, Хару, придется поверить. - З-зачем ты сделал это? - чуть ли не плакала она, обвиняя хранителя урагана.
- А почему ты не сопротивлялась?!
Мужчина был раздражен, смущен, зол и удивлен. Удивительно, как он успевал выразить такую красочную палитру эмоций одновременно. Что руководило им? Зачем это сделал? Чем он думал? Хотя на последний вопрос, он, кажется, знал ответ.
Гокудера, встав с постели, начал одеваться. Хару старалась не смотреть ниже пояса, чтобы не упасть в обморок, но ее больше удивили красные полосы на спине подрывника. Сначала она подумала, что это шрамы от многочисленных битв, но ей довольно-таки скоро пришло осознание того, что это были следы от ногтей. Ее ногтей. Хару накрылась одеялом с головой и сжалась в комочек.
- Я схожу к сестре за новым платьем, - произнес Хаято, натягивая туфли. - Ты побудь здесь. Я скоро.
Послышался щелчок замка. Теперь Миура осталась одна, и было уже проще привести свои мысли в порядок. Выглянув из-под одеяла, она стыдливо принялась рассматривать обстановку. Смотреть на свое белье со стороны было очень стыдно и она, отругав себя за плохое поведение, отвела взгляд. Одежда была хаотично разбросана по полу, и надевать ее почему-то совсем не хотелось. Куда уютней было сидеть, обмотавшись знакомым одеялом. "Черт! Даже оно пахнет мужским одеколоном!" - оттянула она от себя ароматный уголок ткани.
Ей было страшно. Зная его злопамятный характер (который был таковым лишь в ее представлении), Миура должна была готовиться к худшему. А вдруг он захочет ей отомстить за старый ушиб? Или еще за какую-нибудь пакость? В какой-то момент она собралась встать и одеться, но тут же вспомнила, почему, собственно, она и попала в эту спальню: платье само навряд ли отремонтировалось. Оставалось только плотнее укутаться на кровати и ждать новой одежды.
Как только Гокудера вышел из комнаты, он пулей помчался к сестре, надеясь, что успеет до прихода горничной. Как известно, именно они распространяли самые громкие слухи, а то, в каком виде у него на кровати лежала женщина, чести ему не делало. Добежав до ее комнаты, он громко постучался, но ответа не было.
- Куда ты, черт тебя подери, пропала? - вслух закричал он.
По ту сторону, казалось, было пусто. И где могла только оказаться его сестра?
Бьянки гордой походкой королевы, напевая под нос что-то позитивное и веселое, направлялась в спальню брата. Она очень удивилась, когда заметила, что он не проснулся раньше нее, потому что Хаято всегда старался вовремя оказаться ближе к Десятому. Поэтому она испугалась, что ее братишка мог отравиться прошлым шумным вечером чем-нибудь, чего она случайно успела коснуться.
- Хм, - поморщилась она, когда заметила, что дверь спальни была приоткрыта. Женская интуиция подсказывала ей, что сейчас перед ее глазами развернется что-то потрясающее и, скорее всего, шокирующее.
- Хаято? - заглянула она внутрь. - А, еще спишь? - улыбнулась она, заметив, что кто-то ворочался под одеялом. Стоило ей сделать шаг к кровати, как она краем глаза уловила знакомую ткань, валявшуюся у ее ног. - Арэ?
Разве это не ее платье, которое она одолжила Хару? Дело запахло интригой. Через мгновенье она увидела женское белье, и ее интуиция дополнилась логикой.
- Э.. Хару-чан? - осторожно подкравшись, спросила она, пытаясь легонько приподнять краешек одеяла у изголовья кровати.
- Меня здесь нет! - послышался знакомый приглушенный голос, и комок ткани, резко дернувшись, дал понять, что без усилий раскрыть его не удастся. Скорпион, растерзанная любопытством, хотела повторить попытку, но ее оторвали от занятия.
- Биянки! - услышала она почти ревущий голос позади.
Выпрямившись, она грациозно шагнула к брату, не успев решить, что сделать раньше: подколоть, что спалила парочку, или поздравить, что даже в этом плане он почти не отстал от своего босса.
- Ты что здесь делаешь? - подавил смущение Гокудера. - Я тебя искал.
- Я просто решила зайти к тебе, потому что ты подозрительно долго не выходил из своей спальни, а тут... - она многозначительно бросила взгляд на кровать. - А тут я нашла не тебя.
Брат и сестра услышали, как объект, покрытый одеялом, резко задернулся.
- Не смущай ее, - серьезно попросил он, чувствуя на себе частичную ответственность за такое утро. В конце концов, она была просто глупой женщиной, а он считал себя сдержанным взрослым человеком, всегда обдумывающим свои поступки до того, как они совершались. - У тебя есть что-нибудь для нее?
- В смысле? - непонимающе моргнула Скорпион, все так же хитро улыбаясь. Если он говорил про противозачаточные средства, то по незнанию малость припозднился. Или он говорил про одежду? "Неужели разорвал ее в порыве страсти?" - усмехнулась она, повеселев. - Что-то с платьем?
- Даа, - почесал затылок Хаято. - Замок сломался.
Женщина, осторожно ступая, стараясь не задеть обувью разбросанные вещи, подошла к бесхозно валяющемуся платью. Внимательно изучив проблемную молнию, она воскликнула:
- Но Хаято! С ним все в порядке!
В порядке? С этой идиотской молнией, из-за которой было столько проблем? Гокудера не успел переспросить, как в него стремительно полетела одна из подушек.
- Обманщик! - резко села Хару, высунувшись из-под одеяла, но все еще прикрываясь им. - Ты же сказал, что не мог застегнуть! Ты... ты... ты что, с самого начала это планировал?! - обиженно кричала она, стараясь заглушить обиду.
- Но оно действительно не застегивалось! - опешил подрывник, надеясь, что ему поверят.
Мысли не могли сойтись в одну точку зрения, и теперь, утром, почему-то и вправду казалось, что платье спокойно застегивалось, но тогда, в коридоре, он был уверен в обратном. Может, сестра догадалась в чем было дело и решила подло подставить его? У нее был непростой юмор, да, но во всяком случае, когда он захотел спросить с нее, от Скорпиона и след простыл. Даже дверь за собой закрыла. "Что ж, хотя бы на этом спасибо, анеки", - стиснул он кулаки.
- Так, успокойся, - обернулся он к Хару, жестами призывая к охлаждению пыла.
Женщина была пунцовой то ли от ярости, то ли от стыда. Сев на угол кровати, он почувствовал, как она отползала дальше до тех пор, пока не уперлась вплотную спиной к рельефному изголовью, плотно прижав к себе теплую ткань.
- Ты как себя чувствуешь? - спросил он.
- Ужасно, - фыркнула Миура. - А как ты бы себя чувствовал, если бы узнал, что тебя так обманули...
- Я не об этом, - перебил ее мужчина. - Не чувствуешь головокружения, тошноты...
- Если ты намекаешь на беременность, - прямым текстом возмутилась она, - то я тебе скажу, что симптомы так быстро не проявляются!
Подрывник хотел возразить, но она вообще-то была права. Да, он испугался, что эта женщина могла забеременеть, и в таком случае ему бы просто пришлось жениться на ней.

Через неделю он таскался за ней с цветами, пирожными, сладостями, - словом, всем тем, чем можно было ее подкупить, потому что ответ на свой сакраментальный вопрос о зачатии не получил, а вредная Миура не делилась с ним подробностями поведения своего организма. Хаято не хотелось, чтобы она делала такую глупую и страшную вещь, как аборт, или же решила на воспитывать ребенка вне брака. В конце концов, это ведь был бы и его ребенок тоже.
На самом деле Хару не собиралась так долго пользоваться подобным положением, но то, что за ней так упорно ухаживал мужчина, сильно поднимало ее самооценку, особенно после свадьбы Десятого. Пусть даже этим мужчиной и был противный Гокудера. После еще пары дней она поняла, что он был далеко не всегда таким грубым, каким казался ей все время их совместного препровождения, даже, напротив, милым и заботливым. Хару не верила, что его чуткость вдруг пробудилась от подозрения на то, что она была потенциальной матерью его ребенка, потому уговаривала себя не подаваться на его уход. Мало ли, каким он станет, если узнает ответ?
И она была частично права. В один прекрасный вечер у Хаято сдали нервы, и он начал кричать, крушить предметы вокруг, несмотря на то, что он был вообще-то в чужой комнате.
- Да скажи уже! - сдался он, когда терпение дошло до предела. - Упаси Боже, если ты скрываешь что-то от меня, то я...
- Знаешь, что?! - резко встала она и шагнула к нему вплотную. - С таким твоим пылом любая женщина будет оспаривать твое отцовство!
- Но ведь это ты молчишь уже полмесяца! - продолжал он. - Я... я... ты просто не представляешь, в каком состоянии я нахожусь от того, что тебе не судьба мне рассказать об этом! Я засыпаю только под утро, нервничаю, волнуюсь за тебя, а ты тут сидишь припеваючи и нагло пользуешься тем, что я обихаживаю тебя...
- Если это так трудно, то немедленно выйди из моего дома! - крикнула она в ответ, направив указательным пальцем в дверь. - И чтобы духу твеого здесь не было!
Сначала ей нравилось то, что она была хоть кому-то так важна, но теперь ей хотелось скорее избавиться от этого нахала.
- И я не беременна! Иди гуляй себе дальше!
Хаято подостыл. Что ж, это хорошая новость.
- И тебе было так сложно сказать это в самом начале? - возмущался он, шагая из угла в угол.
- Жалко денег, потраченных на меня, да? - чуть ли не плакала она от обиды, понимая, что маленький рай закончился. - Знаешь, я заработаю и верну тебе все до копейки! Я тебе все сказала, теперь выйди!
Гокудера молча покинул помещение, все так же возмущенно бормоча себе что-то под нос. Он явно не намеревался возвращаться к этой ненормальной, игравшей на его нервах две недели. Нет уж, вокруг него вертелось много хороших девушек, и он явно хотел воспользоваться этим преимуществом.

Его жизнь так и не смогла прийти в норму, и он еще почти месяц не мог нормально уснуть после той перепалки: в голове была постоянно эта глупая женщина с ее тараканами. Если причина его беспокойства была в ней, то он догадывался, как можно было исправить это положение. Встав с кровати, он быстро оделся и вышел на улицу в знакомом направлении. Может, если он выскажет все, что думал, ему станет легче?
Оказавшись у порога квартиры, в которой обитала Хару, он трижды позвонил в дверь. Никто не отвечал, но он отчетливо помнил, как горел свет в окошке ее спальни. Позвонив еще раз, он услышал, как кто-то торопливо подбежал к двери.
- О, привет, Гокудера-кун! - поприветствовал его с широкой улыбкой бейсбольный придурок, стоявший в одних шортах. В принципе, было лето, и это объясняло его наряд, но не присутствие. Хаято ошибся адресом? Да нет, интерьер за спиной Такеши был тем же, что и у Хару.
- Ты здесь... что делаешь? - замявшись, спросил подрывник. Ну, да, может он и считал Миуру далеко не красавицей, но ведь не факт, что кто-то думал иначе? Быстро же она нашла замену.
Спортсмен открыл рот, чтобы ответить, но из-за его спины показалась знакомая женщина. На ней был халат, и картина не предполагала ничего хорошего. По крайней мере, для "бывшего".
- Я думала, что ты забыл сюда дорогу, - буркнула Миура, недовольно сверля взглядом мужчину.
- Я хотел поговорить, - коротко пояснил хранитель урагана и потом, кивнув на Ямамото, добавил, - с глазу на глаз.
- Как раз собирался уходить, - облегченно вздохнул мечник и, взяв с порога пару пакетов, вышел на улицу. - Увидимся, - махнул он рукой паре.
Подрывник зашел в квартиру, чувствуя, как тихо шипела от гнева Хару за его спиной. "Как он смеет возвращаться и еще прогонять гостя?" - думала она, стиснув кулаки.
- Говори сразу, на чай звать не буду, - начала она, сложив руки на груди.
- А что здесь Такеши делал? - осматривался Хаято по сторонам.
Ему удалось заглянуть в спальню: кровать была застланной.
- Кондиционер чинил, - нехотя ответила она. - Я не умею.
- Смог хоть? - не без издевки спросил он, шагая в зал, где и оказался сломанный аппарат. Видимо, нет.
Хару неспешно последовала за ним.
- Почему это я должна отвечать на твои вопросы? - возмутилась она. - Лучше ты скажи, что твое величество привело ко мне?
Гокудера развернулся к ней лицом, виновато опустив взгляд.
- Я... я... я уснуть не могу из-за тебя...
- Ха! Да я вроде тебя не посещаю! - оскорбленно воскликнула Миура. - Ты, может, меня путаешь с какой-нибудь своей знакомой?!
"Каков наглец!" - думала она. "Заявляется среди ночи и собирается хвастаться своими победами?!"
- Нет, я...
- Сковородкой помочь? - ехидно улыбнувшись, предложила женщина. - У меня для тебя и кочерга найдется...
- Ты собираешься меня слушать?! Идиотка! - повысил он голос.
- Не кричи на меня!
Хару резко развернулась и ушла в какую-то комнату. Через некоторое время она вернулась с конвертом и кинула его в гостя.
- Бери! Надеюсь, проценты не набежали?!
- Это что, деньги? - удивленно округлил он глаза, изучая содержимое.
- Да, если не хватит, то скажи, добавлю в следующем месяце!
Хаято видел, что женщина была на пределе. Оскорбленная, злая, возмущенная... Он был уверен, что после его ухода она всплакнула не раз, и сейчас, если он уйдет, повторится то же самое.
- Помолчи и послушай, - спокойно попросил он, но в ответ она только что-то заверещала, затараторила, но явно не собиралась вручать собеседнику право вставить свое слово.
Через три секунды она замолчала. Оказалось не так-то просто говорить, когда тебя заткнули настойчивым поцелуем. Миуре захотелось плакать. Ее чувствами снова собирались играть, и если удар от Тсуны-сана она выдержала из уважения, то рассчитывать на то, что она сможет твердо стоять на почве после того, как с ней подобным образом обойдется ее враг со школьной скамьи, было бесполезно.
- Отстань от меня! - оттолкнула она его, всхлипывая и протирая глаза от слез. - Я сама без тебя справлюсь! И не думай, что без тебя мне жизнь не мила!
Несмотря на то, что она сейчас очень хотела выглядеть и быть сильной, ее всхлипы и дрожь на плечах единогласно противоречили ее словам. На самом деле ей нужна была опора и надежное плечо. И позвала она Такеши не ради кондиционера, а для того, чтобы побыть хоть с кем-то, и этот вариант показался ей самым идеальным после того, что произошло.
- Плакса, - произнес Гокудера и осторожно обнял ее. Больше Хару не сопротивлялась и не кричала на него. И даже не отталкивала. Разве что вновь расцарапала его спину этой ночью.

Еще три года спустя.
Итальянское жаркое лето изводило мужчину, сидевшего на скамейке перед высоким трехэтажным зданием. Внутри проходили переговоры, которые вел Десятый глава Вонголы, но он отказался от помощи своей правой руки, несмотря на то, что тот был весьма близок к боссу все это время. Подрывник в расстройстве подкидывал не зажженный динамит, стараясь отвлечься от грустных мыслей. Рядом с ним сидела женщина с короткой стрижкой, недовольно смотрящая в сторону.
- Почему ты мне ничего не рассказываешь? - обиженно спросила она, обернувшись к мужчине. - Ты сам не свой эти два дня!
- Меня почти уволили, - вздохнув после долгой паузы, сдался он. Хару уже полчаса пыталась добиться от него ответа разными методами и, наконец, получила свой Священный Грааль.
- Хахи! К-как это?.. Неужели Тсуна-сан...
- Он ничего не сказал по этому поводу, но почему-то он попросил меня ждать их снаружи, - лениво пояснял он шокированной женщине. - Тебе здесь, кстати, нечего делать.
- Как это нечего? - возмутилась она.
- Иди домой.
- Но...
- Не спорь, - обрубил он все попытки воспротивиться такому решению.
Внезапно оба улыбнулись.
- Ты совсем не изменился, - усмехнулась Хару. - Что ж, с твоим упрямством бороться бесполезно, - вздохнула она. - Раз ты так настаиваешь, то я домой...
Женщина собралась уходить, но она резко почувствовала знакомую хватку на своей ладони.
- Кстати, - не без ухмылки, обратился Хаято, - получается, что ты была права?
- Права? Когда? - искренне удивилась женщина, вновь сев рядом с ним.
- Ну, - замялся он, собравшись нехотя напомнить старую историю. - Ты стала женой главы мафиозной семьи, я тебя перестал называть глупой женщиной... По крайней мере, не так часто, как раньше... И ты таскаешь меня, как на поводке...
Хару удовлетворенно смотрела вперед, пока слушала перечисления своих побед, музыку для ее ушей.
- Но все равно этот поводок отбирает Тсуна-сан, и тебя неделями нет дома, - вздохнула она. - Что ж, в этом я была права. Но я совсем не собиралась выходить замуж за тебя, ты тогда был далек от моего идеала мужчины.
- Уже жалеешь о содеянном? - не без усмешки спросил Хаято, зная, что его жена вновь скажет что-нибудь уж очень приятное.
- Мой идеал сидит здесь, - мягко прошептала она, блаженно припустив веки. Подрывник почувствовал себя обезоруженным,так происходило всегда, когда она делала такое лицо. Притянув ее к себе за подбородок, он подарил жене поцелуй.
- Тогда возвращайся домой, и не спорь.

@темы: Tsunayoshi Sawada, Ryohei Sasagawa, Kyoko Sasagawa, Hayato Gokudera, Haru Miura, Hana Kurokawa, Fanfiction, Bianchi

Комментарии
2010-09-01 в 13:07 

-Umeko-
Услыште крик измученной души.В нём стоны боли,горечь и досада.Так боль вселенская в обманчивой тиши.Вдруг обернётся муками из ада.
ооооооооооооооооооооооооооооооооооооо.*это всё что смог выдать мой мозг*..
Совершенство..какая прелесть,как мило!!Какой коварный замок,какой милый Гокудера-помидорчик,Какая Хару садистка царапает и царапает Х)))
Шикарно..я счастлива!!!!Оооо..я просто в небесах*летает по комнате*..автор спасибо тебе за минуты такого удовольствия!! :five: :)

2010-09-01 в 13:16 

-Umeko- вам спс)

2010-09-01 в 13:27 

-Umeko-
Услыште крик измученной души.В нём стоны боли,горечь и досада.Так боль вселенская в обманчивой тиши.Вдруг обернётся муками из ада.
Нет нет...меня можно благодарить лишь зак оменты и чтение..Х))
А вас надо благодарить за ваш ТРУД!!АВТОР я вас люблюХ))Вы терь мой любимый писатель.Я как преданный фанат буду ждать вашего нового фика хоть всю жизнь :smiletxt:

2010-09-01 в 13:57 

-Umeko- авторы любят комменты)

2010-09-01 в 17:13 

Flying Mint Bunny!
присоединюсь к -Umeko-
Мне тоже очень понравилось)))
И я вас теперь люважать буду очень долго.:love:
И я тоже жду ваших работ с нетерпением;-)

2010-09-01 в 17:18 

Мармоша (=゚ω゚=) дооомо!
но я навряд ли буду еще иметь так много времени, так что печатная машинка фанфикшна будет работать вдвое-втрое медленнее. (;^▽^) гомен-гомен
могу пока только предложить почитать мои уже опубликованные здесь записи ._.

2010-09-01 в 17:21 

Flying Mint Bunny!
«Мармоша (=゚ω゚=) дооомо!
но я навряд ли буду еще иметь так много времени, так что печатная машинка фанфикшна будет работать вдвое-втрое медленнее. (;^▽^) гомен-гомен
могу пока только предложить почитать мои уже опубликованные здесь записи ._.»
Жаль конечно,но всё ровно буду ждать **
я их уже прочитала ._.

2010-09-01 в 19:55 

Любовь бежит от тех, кто гониться за нею, а тех, кто проч бежит, бросается на шею © У.Шекспир
Я в восторге *__* Даже уже и не верится что фанф начинался с угроз и вражды.......так классно видеть Гоку краснеющим *__* Просто супер...спасибо вам автор за кусочек счастья *__*

2010-09-01 в 20:09 

Sekret_Run автор рад, что читатель доволен)

2010-09-01 в 20:15 

Любовь бежит от тех, кто гониться за нею, а тех, кто проч бежит, бросается на шею © У.Шекспир
gekkoo Ах читатель очень очень доволен.....седня даже проспал ели на пару успела из-за того что уже ночью читал ваш фанф и никак не мог отрваться xDDDD
Вот видешь как завораживает....прям гипноз xDDDD

2010-09-01 в 20:16 

Sekret_Run ооо)
а я как раз смог дописать из-за того, что пар не было)

2010-09-01 в 20:18 

Любовь бежит от тех, кто гониться за нею, а тех, кто проч бежит, бросается на шею © У.Шекспир
gekkoo Хех в любом случае с нетерпением жду новых ваших работ =)))) я прям уже надоедливая фанатка О_О

2010-09-07 в 01:54 

Tenno_Ryuu
Жизнь нужно прожить так, чтобы рассказать было стыдно, а вспомнить приятно ^_^
Божественно! Я просто в восторге! Это то, чего так жаждал... вожделел мой недогокухаруреный мозг! Эх, а может ещё напишите, а? Присоеденяюсь к вышеозвученным комментам. Гоку такой милашка тут! И Хару тоже! Особенно порадовала сцена с Бьянки.

2010-09-07 в 06:21 

Tenno_Ryuu спасибо большое)
пока по 5986 у меня есть одно исполнение + еще несколько фиков (их можно и тут найти)

   

Reborn! Het Comm

главная