Haily Dark
Глава 3
Хару с отцом сидели за столом и молча завтракали. Раньше привычная тишина заставляла девушку нервничать и теребить салфетку. А так как Хироши Миура был очень внимательным человеком, то он сразу заметил неловкость своей дочери.
- Хару, дорогая, тебя что-то волнует? Ты передумала ехать в Италию? Ведь раньше ты не хотела покидать Намимори, а вчера вечером вдруг согласилась…
- Нет, что ты, отец. Я не передумала, просто волнуюсь за знание языка.
«Я не передумала, так как это будет значить, что я сдалась, даже не начиная своего пути к цели…»
- Самолет ведь сегодня вечером, ведь так? – перевела тему Хару, - Мне нужно собирать вещи?
- Да, билеты забронированы на сегодняшнее число, - ответил математик.
- Тогда я пойду собираться?
- Но еще рано. Самолет в полдвенадцатого, - удивился Хироши.
- Лучше собраться заранее, мне еще нужно попрощаться с друзьями, - нашлась Миура-младшая.
- Может быть, ты хочешь остаться? Здесь твои друзья. Я могу попросить соседей иногда заглядывать к тебе, да и я буду звонить каждый день, - спросил отец Хару.
- Нет, я хочу поехать в Италию, - улыбнулась девушка, - а друзья поймут.
- Хорошо, тогда иди собираться.
Школьница отправилась обратно в свою комнату, чтобы сложить уже тот минимальный объем своих вещей, которые до сих пор ей нравились. И кладя последнюю одежду в чемодан, Хару задумалась, не погорячилась ли она. Может Тсуна-сан был чем-то разозлен и обижен, вот и сорвался на ней. Может быть не стоило спешить принимать такое скоропалительное решение о переезде в Италию, не идти на поводу у эмоций.
«Нет, я не изменю своего решения! - подумала девушка, - Хар… я всегда держу свое слово».
***

В Италии была темная ночь. На балконе особняка Варии стояли два человека. Бельфегор с задумчивым видом смотрел на звезды, а на его лице отсутствовала привычная улыбка. Маммон же висел в воздухе в двух шагах от него.
- Опять думаешь о той девчонке, - поинтересовался аркоболено тумана.
Хранитель урагана Варии только промычал в ответ. Он вспоминал густые волосы, собранные в небрежный хвостик, большие глаза цвета топленого шоколада и наивную улыбку. Девушка из друзей Десятого Вонголы, Савады Тсунаеши. Девушка, о которой он может только думать. Ведь Занзас так и не признал Саваду боссом, и к его друзьям он относится с таким же презрением, как и к Тсунаеши. Но если подумать объективно… Тсуна сильнее его, он смог победить Занзаса в Битве Колец. Также Савада неплохой глава, если его Хранители так ему верны. Хотя… Скорее всего именно это и раздражает нашего босса. От размышлений Бельфегора снова оторвал голос Маммона:
- Ты так и будешь просто стоять? Мое время – большие деньги… которые тебе придется выложить, если ты не придешь в себя.
- Но что я могу сделать? – устало спросил Бель, все также без улыбки, - Я все время думаю о ней. Сначала я хотел с помощью нее отомстить этому мальчишке за проигрыш босса в той битве, а потом эта девушка заняла все мои мысли.
- Если ты мне заплатишь вот эту сумму, - Хранитель тумана Варии протянул принцу бумажку с ценой, - то я скажу тебе, что делать.
- Хм… А не слишком ли много за простой совет? – поинтересовался Бельфегор со своим привычным выражением лица.
- Плати, - просто ответил Маммон.
- Иш-ши-ши, - рассмеялся принц и протянул аркоболено только что выписанный чек.
- Оставайся на месте и жди. Это мой совет.
- Меня не устраивает такой совет за такие деньги, иш-ши-ши. Других обдуривай, Маммон.
-Это полезное для тебя предложение. Кое-кто по фамилии Миура летит в соседний с нашей базой город для работы из Намимори в этот вечер. И у этого кое-кого есть дочь нужного тебе возраста и с нужным именем.
- Иш-ши-ши, теперь твой совет меня определенно устраивает, - ухмыльнулся Бель и вошел в особняк.
Маммон только усмехнулся и растворился в воздухе.
***

Тсуна не находил себе места и бегал по комнате туда-сюда. Он сильно винил себя в сорвавшихся с языка грубых слов по отношению к Хару.
«Реборн прав – во всем только моя вина. И если Хару не захочет с нами дружить, я не буду осуждать ее… Но все же извинюсь перед ней и попытаюсь исправить ситуацию. Нельзя же чтобы из-за моей глупости кончилась дружба со всеми, - Савада был настроен решительно, но каждый раз, когда он собирался позвонить подруге или дойти до ее дома, на него накатывал необъяснимый страх: вдруг не простит, вдруг его ошибка не поправима. И он оставался в своей комнате. Сколько уже раз он корил себя за это малодушие, понимая, что Миура очень добрый человек, и, если извинение искренно, она простит. А все равно не решался сделать этот шаг. Ему почему-то казалось, что он что-то потерял навсегда. Что-то очень важное для него, но никак не мог понять что.
Глядя как Ламбо убегает от И-пин, слыша как из кухни доносится голос его матери, разговаривающей с Бьянки, он чувствовал усталость: Тсунаеши понял, как важна была ему эта девушка и что без нее уже не то. Ему была важна ее дружеская поддержка – Хару ни о чем не расспрашивала, просто верила в него; для него было важно, что девушка своими, иногда откровенно глупыми, замечаниями разряжала конфликтные ситуации, вызывая огонь на себя, не давая повода для более крупных ссор между друзьями; ему нравилась ее улыбка, от вида которой всегда верилось, что все будет хорошо… Боссу сильнейшей мафиозной семьи уже не доставало одной из его друзей. Тсуна понимал, что без необычной и доброй ученицы школы Мидори Вонгола будет совсем не той. Но несмотря на понимание Савада все равно ничего не делал. Если Хару откажется принимать его извинения, все кончится. А так есть призрачный шанс на то, что дружба с этой улыбчивой и надоедливой девчонкой не прекратится. Вонгола Дечимо слегка вздохнул в ответ на свои мысли – описание Миуры было точным… но ведь они привязались к именно такой девушке. Все же надо извиниться как можно скорее, чтобы Хару не решила, что ему на нее наплевать.
«Все, я собираюсь и иду до дома Хару. И ничто меня не остановит», - твердо сказал себе Тсуна.
Он спустился по лестнице и вдруг услышал голос своей матери:
- Тсу-кун, ты бы не мог пойти сейчас с Ламбо-чаном за леденцами? А то я готовлю обед и не могу за ним присмотреть.
- Мам, знаешь… тут такое дело… - начал немного мямлить Десятый Вонгола.
- Ну, не стесняйся, говори, что произошло, - улыбнулась Савада-старшая.
- В общем, я обидел Хару и хотел пойти к ней извиниться. И поэтому мне тоже некогда, - покраснев, закончил Тсунаеши.
- Тсу-кун, как тебе не стыдно! – Нана очень расстроилась, ведь она думала, что хорошо воспитала своего сына, - Ты прав, что хочешь извиниться и без прощения не возвращайся!
- Э-э-э-э… Хорошо, мам, - и босс Вонголы выбежал из дома, торопясь к Миуре.

@темы: Tsunayoshi Sawada, Haru Miura, Fanfiction, Belphegor